Omsk state Dostoyevsky literature museum

Тема женского греха и покаяния в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

Ю.С. Саулина

Тема женского греха и покаяния в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

Ф.М. Достоевский – гениальный писатель, работавший не только над внешним содержанием произведения, но и над внутренним миром каждого из своих героев, посвящая читателя в тайны человеческих душ. Каждый герой его индивидуален, но, так или иначе, у всех них есть общие черты, характерные только для творчества Федора Михайловича Достоевского. Например, женские образы...

Ввиду частого недооценивания произведений Достоевского широкими массами читателей, хотелось бы раскрыть замысел автора при создании романа «Преступление и наказание» на примере исключительно образа Женщины. Каждой из своих героинь Достоевский дает индивидуальный характер и тип восприятия мира. Общность их заключается в признании Бога как Высшей силы и их вера в прощение. Вообще сам Федор Михайлович был верующим человеком и, по фактам биографии, даже во время пребывания на каторге не терял своей веры, в отличие от многих его сокаторжников. Такой же твердой и преданной верой он наделяет женщин своего романа.

Тема греха и покаяния – вечная тема в литературе все периодов. Пока живет на земле человек, пока есть в душах людей чувства, эмоции, пока существуют Мужчина и Женщина, грех не перестанет быть актуальной темой. Грехопадение и покаяние Женщины как тема для споров и размышлений появилась еще в Библии. Первая из женщин – Ева – совершает первый из грехов. И покаяние совершается впервые на земле Адама и Евы. Отныне лишь вера в Бога и в Его Всепрощение могут дать человеку шанс на спасение души, запятнанной первогрехом.

Грех присущ каждому из нас, безгрешные люди не живут на этой земле. Но горячая и безыдейная, не требующая доказательств существования Бога, вера помогает нам не пасть слишком низко... Она спасает души от смерти – той моральной смерти, о которой так часто говорили писатели-философы, такие как Достоевский. А покаяние – путь к очищению.

В Библии перечисляются десять заповедей, соблюдение которых восстанавливает человека на более чистый, светлый, праведный путь. Вот они:

1 - Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

2 - Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.

3 - Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо не оставит Господь без наказания того, кто употребляет имя Его напрасно.

4 - Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а в день седьмой – суббота Господу, Богу твоему. Не делай в оный никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой и раба твоя, как и ты. И помни, что ты был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний.

5 - Почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь, Бог твой, чтобы продлились дни твои, и чтобы хорошо тебе было на той на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

6 - Не убивай.

7 - Не прелюбодействуй.

8 - Не кради.

9 - Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

10 - Не желай жены ближнего твоего, и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что есть у ближнего твоего 1.

Все эти заповеди более или менее соблюдаются героинями Достоевского. Даже если и переступает кто-нибудь закон, установленный заповедью, то не по желанию своему или из любопытства, а в отчаянии и от безысходности. Порой ситуации в жизни ставят нас в тупик, толкая на совершение греха «во имя спасения». И лишь душевная чистота и искренность веры позволяют вернуться и действительно «спастись».

Так ли тяжек грех, когда вина лежит не столько на павших, сколько на тех, кто «сподвиг» их на совершение греха. На тех, кто не дал права им жить в мире том, откуда убежать не хочется, в мире, построенном на чести и добре, где не только внешнее спокойствие и благость, но и в душе у каждого - тепло и свет по отношению ко всем живущим. Где каждый должен бы "спасать" ежеминутно тех, кто стоит над пропастью греха, заблудившись в своей или чужой душе.

Где женщина - прообраз Той, что жертвует человечеству Сына ради искупления людских грехов и избавления их от пороков. Можно ли назвать падшей ту, что своим грехом спасает от падения души и жизни других?.. Ту, что кротостью и добротой своей необъяснимой искупляет грехи многих.... Или ту, что ради жизни своих детей, губит собственную жизнь, параллельно мучаясь от безвыходности и безысходности…?

В романе «Преступление и наказание» представлены достаточно разнообразные типы женщин, согрешивших в чем-либо и нашедших спасение в покаянии. Цель моей работы – проанализировать каждый из характерных примеров, чтобы определить сходства и различия и причину рождения таких образов у Достоевского.

Общие черты в изображении героинь романа Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

Для каждого писателя женщина была существом, требующим особенно тщательного понимания и описания. Основы женского мироощущения зачастую создавали базу для раскрытия характера и внутреннего мира главного героя, будь то женщина или мужчина. Пробуя передать внутренний мир героини, автор одновременно создает благодатную почву для мира окружающих ее людей-образов. Ведь в ее отношении к жизни и человеку, находящемуся рядом, отображается смысл вообще взаимоотношений всех героев произведения, взаимоотношения обществ и человечества в целом. Достоевский очень точно находит слова и образы для передачи состояния души каждой из своих героинь. Образы Дуни, Сони, Катерины Ивановны пересекаются по ряду мотивов: например, самоотверженность свойственна всем трем…

В то же время все трое резко отличаются друг от друга взглядами на мир и на различные ситуации. Катерина Ивановна в высшей степени наделена своеволием, а Дуня и горда, и своенравна, и жертвенна. Соня с какой-то стороны - идеальная жена. Она не сентиментальничает излишне. Она понимает, чего хочет, хотя не знает, как этого добиться.

Сонечка Мармеладова

Образы Сони - выразительные особенности…

«Из толпы, неслышно и робко, протеснилась девушка, и странно было ее внезапное появление в этой комнате, среди нищеты, лохмотьев, смертей и отчаянья. Она была тоже в лохмотьях; наряд ее был грошовый, но разукрашенный по-уличному, под вкус и правила, сложившиеся в своем особом мире, с ярко и позорно выдающейся целью... Из-под <...> надетой мальчишески набекрень шляпки выглядывало худое, бледное и испуганное личико с раскрытым ртом и неподвижными от ужаса глазами» 2.

«Это было худенькое, совсем худенькое и бледное личико, довольно неправильное, какое-то востренькое, с востреньким, маленьким носом и подбородком. Ее даже нельзя было назвать и хорошенькой, но зато голубые глаза ее были такие ясные, и когда они оживлялись, то выражение лица ее становилось такое доброе и простодушное, что невольно привлекало к ней» 3.

Достоевский противопоставляет внешний образ Сони и ее душу, ее внутреннюю красоту. Неважно, что неправильны черты лица - зато глаза излучают тепло души. А может быть, не случайно глаза именно голубые. Если воспользоваться формулой «глаза - зеркало души», если прибавить еще и глубокую религиозность, то неудивительно такое чудодейственное влияние Сонечки на Раскольникова. И опять-таки не зря Достоевский подчеркивает не раз, что, «несмотря на свои 18 лет, она казалась почти еще девочкой, гораздо моложе своих лет», «почти ребенком» и выражение лица у нее «простодушное».

Непорочность души Сонечки отражается именно в описании ее глаз и выражений лица, в ситуациях, когда сама Соня обращается к священным текстам библии с целью помочь павшим подняться вновь на уровень «святых», пусть внешне (и только внешне) грешных, честных и добрых людей. Она верит, а точнее верует в то, что можно «подняться» лишь с помощью обращения к Богу. И только свой грех Соня считает смертным и непростительным – самоуничижение сквозит в ее монологах и разговорах с Родионом Раскольниковым.

Образ Сони имеет две трактовки: традиционную и новую, данную В.Я. Кирпотиным 4. Согласно первой, в героине воплощены христианские идеи, по второй — она носительница народной нравственности. В Соне воплощен народный характер в его неразвитой «детской» стадии, причем путь страданий заставляет ее эволюционировать по традиционной религиозной схеме — в сторону юродивой — недаром она столь часто сопоставляется с Лизаветой. Сонечка предстает перед нами в образе ангела с голубыми глазами и перьями, т.е. крыльями за спиной. Она похожа на ребенка, да и все любимые герои Достоевского похожи на детей. Дети, по Достоевскому - Христов образ, в Библии сказано: «Будьте как дети» т.е. негреховными существами. В душе таких людей как Соня нет зла и греха, они несут добро и не могут лгать.

Соня начинает играть активную роль в момент раскаяния Раскольникова, видя и переживая чужие страдания. Она незаметно возникает в романе из арабесок петербургского уличного фона, сначала как мысль, как рассказ Мармеладова в трактире о семье, о дочери с «желтым билетом», потом косвенно - как фигура мимолетного видения Раскольникова из «их мира» на улице: какая-то девочка, белокуренькая, пьяная, кем-то только что обиженная, потом мелькнула подоспевшая к шарманщику девушка в кринолине, в соломенной шляпке с огненного цвета пером. Так по крупицам собирается внешний образ Сони, в котором она появится, прямо с улицы, у постели умирающего отца. Только все внутреннее в ней будет опровержением крикливо-нищенского наряда. В скромном платье она придет к Раскольникову звать его на поминки, и в присутствии его матери и сестры робко сядет рядом. Это символично: отныне им идти одной дорогой и до конца.

У нее нет никаких теорий, кроме веры в Бога, но это именно вера, а не идеология. Вера, как и любовь, относится к сфере иррационального, непостижимого, это нельзя объяснить логически. Путь Сонечки - объективный урок для Раскольникова. Соня страдает молча, без жалоб. Невозможно для нее и самоубийство. Но ее доброта, кротость, душевная чистота поражают воображение…Сонечка - воплощение авторского идеала христианской любви, жертвенного страдания и смирения.

Соня – не просто придуманный для обращения героя на истинный путь образ. Она реальность, родилась из жизни, из тех случаев, которые чем «фантастичнее», тем реальнее, типичнее характеризуют жизнь. Соня – крайнее выражение бесправия женщины в обществе. Об этих ненормальностях общества писали тогдашние журналы. «Время» в 1862 году поместило статью Э.А. Штейнгеля «Наша общественная нравственность», Достоевский, конечно, помнил ее: она была помещена в его журнале – это статья о проституции, возросшей вместе с процессами капитализации и роста городов. Социалистические учения гласили, что не может общество быть свободным, если в нем порабощена женщина. Такое порабощение было стыдом общества. Сороковые годы, когда формировался Достоевский, выработали свою этику в этом вопросе. В этом регистре звучит история Вареньки Доброселовой в «Бедных людях».

Катерина Ивановна Мармеладова

Катерина Ивановна Мармеладова – женщина, практически одна растившая детей, занималась домом и всячески старалась создать в своей семье обстановку мира и чистоты, хотя бы внешней. «Катерина Ивановна не могла выносить нечистоты и лучше соглашалась мучить себя по ночам и не по силам, когда все спят…» 5.

Несмотря на то, что Соня – падчерица – содержала семью, зарабатывая деньги ценой собственной чести и жизни, Катерина Ивановна держала на себе немалый груз забот и переживаний. Сохранение чистоты души и тела детей и пьянствующего мужа, сохранение самой семьи, постоянный труд и физический, и душевный – какой бы неуравновешенной и вспыльчивой не была она, сознание вины перед детьми, а в особенности перед Соней, давила тяжким бременем…

«Катерина Ивановна, как и всегда, чуть только выпадала свободная минута, тотчас же принималась ходить взад и вперед по своей маленькой комнате, от окна до печки и обратно, плотно скрестив руки на груди, говоря сама с собой и кашляя…» 6.

Ее внутренняя сила, которая присуща любой женщине, не позволяла ей опуститься, стать склочной и обозленной на жизнь бедную и тревожную, не позволяла забыть о своем главном и, пожалуй, единственном, грехе – как она опустила Сонечку, заставив ее занять самое позорное и безобразное положение в обществе, обвиняя ее в неудачах, постигавших семью Мармеладовых.

Несмотря на все трудности и странности характера, эта женщина не из тех, которые тотчас же падают в обмороки. Катерина Ивановна способна пережить и выдержать многое. За всю свою жизнь она, наверное, ни разу не могла с уверенностью сказать, что сделала все, что могла, чтобы окружающие ее люди были счастливы – то, к чему Катерина Ивановна стремилась, что собирала, созидала по крупицам, ежедневно мучаясь и терпя.

«В свойстве характера Катерины Ивановны было поскорее нарядить первого встречного и поперечного в самые лучшие и яркие краски, захвалить его так, что иному становилось даже совестно, придумать в его хвалу разные обстоятельства, которые совсем и не существовали, совершенно искренно и чистосердечно поверить самой в их действительность и потом вдруг, разом, разочароваться, оборвать, оплевать и выгнать в толчки человека, которому она, только еще несколько часов назад, буквально поклонялась. От природы была она характера смешливого, веселого и миролюбивого, но от беспрерывных несчастий и неудач она до того яростно стала желать и требовать, чтобы все жили в мире и радости и не смели жить иначе, что самый легкий диссонанс в жизни, самая малейшая неудача стали приводить ее тотчас же чуть не в исступление, и она в один миг, после самых ярких надежд и фантазий, начинала клясть судьбу, рвать и метать все, что ни попадало под руку, и колотиться головой об стену…» 7.

Все переживания, нервные срывы и неспособность более жить в столь грешном мире со столь тяжким, для фактически безгрешной женщины, грехом в итоге надламливают окончательно стержень личности Катерины Ивановны и она сходит с ума.

«Катерина Ивановна в своем стареньком платье, в драдедамовой шали и в изломанной соломенной шляпке, сбившейся безобразным комком на сторону, была действительно в настоящем исступлении. Она устала и задыхалась. Измучившееся чахоточное лицо ее смотрело страдальнее, чем когда-нибудь (к тому же на улице, на солнце, чахоточный всегда кажется больнее и обезображеннее, чем дома); но возбужденное состояние ее не прекращалось, и она с каждою минутой становилась еще раздраженнее. Она бросалась к детям, кричала на них, уговаривала, учила их тут же при народе, как плясать и петь, начинала им растолковывать, для чего это нужно, приходила в отчаяние от их непонятливости, била их... Потом, не докончив, бросалась к публике; если замечала чуть-чуть хорошо одетого человека, остановившегося поглядеть, то тотчас пускалась объяснять ему, что вот, дескать, до чего доведены дети «из благородного, можно даже сказать, аристократического дома». Если слышала в толпе смех или какое-нибудь задирательное словцо, то тотчас же набрасывалась на дерзких и начинала с ними браниться…» 8.

В отчаянии, не выдержав потери мужа, Катерина Ивановна осуждает мир и людей, допустивших, чтобы она, ее дети, ее муж жили в настолько бедной и удручающей обстановке. Она винит всех, кроме Сонечки, в том, что не увидели ее дети красивой, беззаботной и чистой жизни, в том, что вынуждены после смерти отца, и не отца даже, а отчима, ходить с матерью по улицам, прося милостыню. В том, что плачут и мучаются ее дети от такого непонятного им действия, что напуганы они теперь ее состоянием и вообще – нельзя так, люди, нельзя!.. И грех ее смывается слезами ее и детей, слезами от сознания их настоящей нищеты и грязи, которая заполняет души, заставляя забыть Бога и нравственность.

В смерти Катерины Ивановны никто не виновен – просто напуганные дети побежали прочь от матери, а она, больная чахоткой, бросилась вслед, пытаясь остановить их, на бегу упала всего лишь… и, умирая, не просит исповедать ее – знает, что все грехи свои она стократ искупила страданиями и терпением. «- Что? Священника?.. Не надо... Где у вас лишний целковый?.. На мне нет грехов!.. Бог и без того должен простить... Сам знает, как я страдала!.. А не простит, так и не надо!..» 9.

Катерина Ивановна понимает, что не осталось у нее на этом свете прегрешений и долгов – значит, Бог простит… и Он ее прощает.

Авдотья Романовна Раскольникова

«Авдотья Романовна была замечательно хороша собою - высокая, удивительно стройная, сильная, самоуверенная, - что высказывалось во всяком жесте ее и что, впрочем, нисколько не отнимало у ее движений мягкости и грациозности. Лицом она была похожа на брата, но ее даже можно было назвать красавицей. Волосы у нее были темно-русые, немного светлей, чем у брата; глаза почти черные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые. Она была бледна, но не болезненно бледна; лицо ее сияло свежестью и здоровьем. Рот у ней был немного мал, нижняя же губка, свежая и алая, чуть-чуть выдавалась вперед, вместе с подбородком, - единственная неправильность в этом прекрасном лице, но придававшая ему особенную характерность и, между прочим, как будто надменность. Выражение лица ее всегда было более серьезное, чем веселое, вдумчивое; зато как же шла улыбка к этому лицу, как же шел к ней смех, веселый, молодой, беззаветный!» 10.

Конечно, девушка, столь привлекательная и милая, могла стать счастливой женой любящего мужа. Если бы не обстоятельства, вынудившие ее пойти на жертву ради благосостояния любимого брата.

Дуня - умная и воспитанная девушка. Кроме того, она сильно привязана к своему брату, Родиону Раскольникову. Пребывая в достаточно бедственном финансовом положении, мать и сестра, тем не менее, стараются всеми возможными способами помочь сыну и брату, бедному студенту.

Дуня, подобно Сонечке, не останавливается перед выбором пути. Ей необходимо знать, что ее брат находится в добром здравии и не нуждается в деньгах. Единственный способ обеспечить брата – удачно выйти замуж. В понимании Дуни выйти удачно замуж – значит, за богатого, способного выплатить все долги и помочь встать на ноги ее семье. Это – ее грех. Дуня жертвует собой, своим семейным счастьем, принимая предложение богатого, но отвратительнейшего человека, не заслуживающего даже взгляда девушки.

Покаяние и прощение Дуни приходит с пониманием ошибочности ее взглядов на реальность. Она не желает больше жертвовать собой. Она тоже хочет счастья, как и все герои романа. Выйдя замуж за Разумихина, Дуня разрешила вопрос о своем грехе – осознание собственной грешности порой облегчает путь к прощению.

Ф.М. Достоевский в своем романе «Преступление и наказание» раскрывает нам несколько типов женщин-грешниц, получивших прощение или, вернее, заслуживших его. Рассмотрев основные из них, вполне разумно было бы сопоставить образы и мироощущение.

• «Блудница» Сонечка – образ чистой, истинно христианской, искренней души. У Достоевского грех Сони и ее жертва любви неразделимы, они сливаются в одном деянии. Более того, ее грех, по существу, становится формой и высшим проявлением любви к ближним. Здесь ясно прослеживается связь с текстами Евангелия, где деяние Марии Магдалины (грех прелюбодейства) искупается другим, совершенным позднее («возлюбила многих»). Достоевский противопоставляет Марию Магдалину и Сонечку.

• Катерина Ивановна – измотанная, изможденная, измученная тяжелой жизнью женщина, не знающая за собой большего греха, чем презрение и нелюбовь к падчерице, позже осознанную и превратившуюся в сострадание и болезненную привязанность. Начало пути к прощению и спасению души Катерины Ивановны – в ее осознании своего греха, в ее покаянии.

• Авдотья Романовна – гордая, и в то же время жертвенная натура. Любыми средствами, ценой собственного счастья, она старается помочь близкому ей человеку – родному брату, по-видимому, нуждающемуся в помощи. Ее готовность к самопожертвованию – возможность гармонического согласия между непосредственным чувством (влечение) и морального долга.

 

Грех и покаяние Женщины – глубокая и серьезная тема в мировой литературе. Ф.М. Достоевский разрешает проблематику темы в раскрытии разнообразных образов женщины, женских характеров и особенностей мировоззрения.

______________________


1 Библия.  Вторая книга Моисеева. Исход. Глава 20. Финляндия : Lansi-Savo Oy /St Michel Print Mikkeli, 1991.

2 Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. Полное собрание сочинений в 18 томах. Том седьмой. С. 129.
3 Там же. С. 165.
4 Кулешов В.И. Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского. Очерк. М., 1984. С. 107, 116-117.
5 Достоевский Ф.М. Преступление и наказание… С. 126.
6 Там же. С. 125.
7 Там же. С. 263.
8 Там же. С. 296.
9 Там же. С. 301.
10 Там же. С. 142.

Библейские мотивы в творчестве Ф.М. Достоевского

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

 А.С. Глазырин

Библейские мотивы в творчестве Ф.М. Достоевского

Тема «Библейские мотивы в творчестве Ф.М. Достоевского» очень современна и актуальна именно в наше время. Этот вопрос мало изучен в литературоведении. Часто, особенно применительно к роману «Братья Карамазовы», почти вовсе забывали, что автор прежде всего художник, а не философ и не публицист. Пока у нас не вышло ни одной монографии, целиком посвященной этому вопросу. Целью моей работы является исследование зарождения библейско-христианских идеалов в душе писателя и их отражение в поэтической системе произведений Достоевского. Речь идет не об изучении какой-то «чистой» формы, а об изучении «сцепления мыслей», по выражению Л.Н. Толстого. «Сцепление мыслей», иными словами, система идей художника не может быть раскрыта без проникновения в художественную форму его произведений. В художественной форме, понимаемой как выражение идеи, заключаются такие оттенки мыслей, которые нельзя уловить путем выявления прямо высказанных авторских суждений. С этой точки зрения, изучая форму, мы постигаем последнюю тайну содержания. В особенности это можно отнести к Достоевскому - художнику острейших и глубочайших идей. Форма его произведений - выражение гигантского идейного содержания, сопоставимого по своей значимости, наверное, только с миром Священного Писания.

Истоки обращения автора к библейским образам можно отнести к периоду «романтической» юности. В «Дневнике писателя» в 1873 г . он так вспоминал об этом: «Тогда понималось дело еще в самом розовом и райски-нравственном свете. Зарождавшийся социализм сравнивался тогда… с христианством и принимался лишь за поправку и улучшение последнего, сообразно веку и цивилизации. Все эти тогдашние новые идеи нам в Петербурге ужасно нравились, казались в высшей степени святыми и, главное, общечеловеческими…» 1. Жизнь постепенно развеяла эти романтические взгляды писателя. В период Омской каторги не тяжелый каторжный быт, не ужасы каторги больше всего потрясли Достоевского, а тот факт, что острожники с ненавистью встретили их – дворян – за их атеизм, за их безверие, за бунт! Такой вывод писателя не всегда совпадал с реальной «идеологией» острожников, но он искренно поверил в это совпадение, и наряду с чтением Евангелия это имело решающее влияние на перерождение убеждений Достоевского.

В «Дневнике писателя» он признается: « Мне трудно было бы рассказать историю перерождения моих убеждений… Убеждения вторично рождаются в человеке, на его глазах, в том возрасте, когда у него достаточно опыта и проницательности, чтобы сознательно следить за этим глубоким таинством своей души» 2.

В первом же послекаторжном письме к Н.Д. Фонвизиной Достоевский рассказывает ей, в каком направлении шло перерождение его убеждений: «…Я сложил себе символ веры, в котором для меня все ясно и свято. Этот символ очень прост; вот он: верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но с ревнивой любовью говорю себе, что и не может быть. Мало того, если бы кто мне доказал, что Христос вне истины, то мне лучше бы хотелось оставаться с Христом, нежели с истиной» 3.

Отныне и навсегда «сияющая личность» Христа заняла главное место в новом миросозерцании Достоевского. В 1874 г . он говорил своему молодому другу Всеволоду Соловьеву о значении каторги для его духовного развития: «…Мне тогда судьба помогла, меня спасла каторга… совсем новым человеком сделался… Я там себя понял… Христа понял… русского человека понял и почувствовал, что я и сам русский, что я один из русского народа» 4.

Из революционера, атеиста рождается верующий человек. Но нравственно-религиозная организация общества связывается у бывшего пропагандиста утопического социализма с мечтой о «золотом веке», о земном рае, о братстве всех людей. Показывая широкую и исторически правдивую картину общественной жизни Росси своего времени, писатель всегда оставался «реалистом в высшем смысле». Но христианская вера была им всесторонне выстрадана, и ею он наделяет всех своих любимых героев.

После каторги и ссылки религиозная тема становится центральной темой творчества Достоевского. В 1870 г . он писал своему другу, поэту А.Н. Майкову: «Главный вопрос…, которым я мучился сознательно и бессознательно всю мою жизнь, - существование божие» 5.

Эпилог «Преступления и наказания» имеет автобиографическую ценность. Эволюция Раскольникова от «безбожника» (однажды каторжники все разом напали на него с остервенением: «Ты безбожник! Ты в бога не веруешь! – кричали ему. – Убить тебя надо!» Он никогда не говорил с ними о боге и вере, но они хотели убить его, как безбожника») к вере – это и эволюция самого Достоевского на каторге.

Проблема религиозности Достоевского, сущность православной этики в ее взаимоотношениях с этической концепцией писателя – это идея усовершенствования мира путем христианской нравственности. Самая трудная проблема на этом пути – это проблема мирового зла. Преодолевается она у Достоевского мистической идеей вины каждого за всех (вот почему православный Миколка берет на себя вину Раскольникова). Неотомщенное безвинное страдание заставляет Раскольникова и Ивана Карамазова отвергнуть мир во имя оскорбленного нравственного чувства, требующего мести, но есть нечто более высокое, чем месть – это прощение и любовь.

Спасает и воссоединяет падшего человека с богом только любовь, считал Достоевский. Сила любви такова, что она может содействовать спасению даже такого нераскаявшегося грешника, как Раскольников. Религия любви и самопожертвования приобретает исключительное и решающее значение в христианстве Достоевского.

«Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация, - писал он. – А высшая идея на земле лишь одна, а именно – о бессмертной душе человеческой… Есть один закон – закон нравственный». Раскольников попробовал нарушить этот закон – и пал. Вот почему после «Преступления и наказания» должен был обязательно появиться роман «Идиот», после «бунтаря» Раскольникова, проповедовавшего «разрешение крови», - идеальный «князь-Христос» - Лев Николаевич Мышкин, каждым жизненным шагом проповедующий любовь к ближнему.

Князь Мышкин – правда, попавшая в мир лжи; столкновение и трагическая борьба их неизбежны и предрешены. Это столкновение и эту борьбу Достоевский считал религиозным столкновением и религиозной борьбой. В словах генеральши Епанчиной «В бога не веруют, в Христа не веруют!» выражена заветная идея писателя: нравственный кризис, переживаемый современным ему человечеством, - это религиозный кризис. О, как созвучна эта идея некоторым духовным реалиям нашего времени!

Лев Николаевич – это отчасти художественный автопортрет самого Достоевского, как духовно, так и физически. Физически – он награждает любимого героя собственной болезнью – эпилепсией. Духовно – совпадение важных жизненных этапов Мышкина и его создателя: мечтательная юность, четыре года вне жизни (каторга), «перерождение убеждений», встреча с Христом, возвращение в Петербург, черты Аполлинарии Сусловой в образе Настасьи Филипповны, потрясающий рассказ князя о главном событии в жизни писателя – смертной казни на эшафоте.

Следующий крупный роман «Бесы» - это грозное пророчество писателя о надвигающихся на мир катастрофах, это – роман-предупреждение, это – призыв к бдительности людей. Достоевский был, наверное, единственным человеком, кто из конкретного уголовного нечаевского дела сделал глобальный вывод: на мир надвигаются Нечаев и ему подобные «бесы», которые будут шагать по трупам для достижения своих целей, для которых всегда цель оправдывает средства и которые даже не замечают, как постепенно средства становятся самоцелью 6.

Но этот роман – не безысходная трагедия. У Достоевского всегда «свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Используя евангельскую притчу об исцелении Христом бесновавшегося человека, Достоевский верит, что Россия и мир в конечном итоге излечатся от таких бесов, как Нечаев. Однако появление Нечаева он связывает прежде всего и главным образом с безверием. Вот почему он намечает в романе «Бесы» идейную связь между нечаевцами и петрашевцами и, переживая появление Нечаева в России как свою личную трагедию, считает себя – бывшего петрашевца – тоже ответственным за распространение атеизма.

Последняя вершина творчества писателя – «Братья Карамазовы» - это его духовная биография, его путь от атеизма в кружке петрашевцев (Иван Карамазов) до верующего человека (Алеша Карамазов). Достоевский связывает разложение феодально-крепостнической России и рост революционного движения с безверием и атеизмом. Нравственная идея романа, борьба веры с неверием («дьявол с богом борется, и поле битвы – сердца людей», - говорит Дмитрий Карамазов) выходит за пределы семейства Карамазовых. Отрицание Иваном бога порождает зловещую фигуру Инквизитора. «Легенда о Великом Инквизиторе» - величайшее создание Достоевского. Смысл ее в том, что Христос любит каждого, в том числе и того, кто его не любит. Он пришел спасти грешников. Поцелуй Христа есть призыв высочайшей любви, последний призыв грешников к покаянию! В этом идея Достоевского, всю жизнь волновавшая его заветная тема о страданиях и счастье человечества, которое возможно только через постижение христианских идеалов.

______________________


1 Ф.М. Достоевский в воспоминаниях современников. В двух томах. Т. 1. М., 1964. С. 131.
2 Селезнев Ю. Достоевский. М., 1981. (Серия: Жизнь замечательных людей. Вып. 16). С. 161.
3 Белов С.В. Федор Михайлович Достоевский. М., 1999. С. 95.
4 Ф.М. Достоевский в воспоминаниях современников. В двух томах. Т. 2. М., 1964. С. 199 – 200.
5 Достоевская А.Г. Воспоминания. М., 1981. С. 122.
6 Трифонов Ю. Загадка и провидение Достоевского // Новый мир. 1981. №11. С. 239-244.

Экзистенциальные мотивы в творчестве Ф.М. Достоевского

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

А.А. Щербаков

Экзистенциальные мотивы в творчестве Ф.М. Достоевского

Заслуги Ф.М.Достоевского переоценить сложно, из-под его пера выходило философские осмысление социального и духовного кризиса России, диалогическое столкновение самобытных личностей, страстные поиски общественной и человеческой гармонии, глубокий психологизм и трагизм.
Рассматривать его произведения, как представляется, следует не с политической, экономической или религиозной позиций, а с точки зрения смысложизненных ориентиров, которыми руководствуется человек при построении стратегии своей жизни. Исходя из этого, Достоевского называют предтечей экзистенциализма. Задача данной работы состоит в том, чтобы вычленить основные моменты в творчестве автора и показать их экзистенциальную природу.

На протяжении всего творчества писателя в его произведениях прослеживается основополагающий экзистенциальный принцип: «всеидейность» человеческого существования. При описании персонажа не имеет, практически, никакого значения, кем является человек на данный момент, его возраст и какое социальное положение он занимает. Определяет его характеристику то, в чем он видит свое существование, а именно смысл жизни, свое предназначение, задачи и др. Все это можно назвать идеей существования. Встает разумный вопрос – возможно ли жить без идеи. Достоевский не отвечает на него прямо, но косвенно можно сделать вывод, что вряд ли это возможно. Если же вдруг, человек теряет определяющую идею, то он превращается в «живого» мертвеца, поскольку наличие смысложизненных конструктов – неотъемлемая часть разумности и человечности.

Анализ романов писателя позволяет выделить ряд идей, конституирующих бытие человека. Достоевский предлагает несколько вариантов, т. к. наличие определяющей идеи есть лишь основа, а что вырастет на этой основе, зависит от того, какой она будет.

Идея «дитя». Мысль о том, что блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят, глубоко воспринята Достоевским. Писатель делает особый упор на разработку таких героев. Именно они обладают открытой душой и большим сердцем, для них характерно всепрощение, кротость и мягкость. В то же время им присущи такие черты как инфантильность и наивность. Все это напрямую указывает на признаки ребенка. Термин «дитя» употребляется для того, чтобы показать не возраст человека, а состояние его души.

Идея «вседозволенность» является антагонистом идее «дитя». Это полное ее отрицание. Здесь человек начинает мнить себя чуть ли не Богом. Мысль о вседозволенности страшная, всепоглощающая, в то же время сладкая и притягательная до тех пор, пока не видны ее результаты. От нее очень трудно избавиться, но ей легко заразиться. Автор говорит о трех вариантах ее развития – сумасшествие, самоубийство и перерождение.

Страдание. Средством перехода от одной идеи к другой является страдание. Оно может принимать различные формы, но в любом случае это должно быть предельное страдание – душераздирающее, нетерпимое, разрушающее все устои, только тогда возможно будет перерождение. Любопытно, что переход от идеи «дитя» к идее «вседозволенность» происходит через физические страдания от недостатка еды, одежды, жилья, ухудшения здоровья. Переход же от вседозволенности к идее умиротворения и покоя возможен только через долгое, мучительное самоистязание своей души, когда на первое место выдвигается Совесть и Сердце. Страдание это путь, посредством которого, человек обретает веру.

Смерть. Теме смерти, как реальной, так и метафорической, в творчестве Достоевского уделено далеко не последнее место. Мы будем рассматривать образную смерть. Смерть есть источник страдания, от того, как ее воспримут, зависит то, по какому сценарию пойдет развитие человека и соответственно то, какой идеи он будет придерживаться. Писатель показывает идею смерти человека через раскрытие окружающих его условий и переживание их героем. Чаще всего она ассоциируется со страхами и одиночеством. В современном мире, с его множеством вариантов проживания жизни и наличием огромного количества социальных ролей, человек находится в толпе, скопище таких же, как и он, чувствует себя одиноким, пытается высказаться, но остается неуслышанным и невысказанным. Достоевский говорит, прежде всего, о моральной смерти нравственно деградирующей личности.

Вера. Вопросы веры занимают главное место, как в творчестве, так и в жизни самого писателя. Без православной веры немыслимо его существование. Однако в произведениях писателя вера носит характер не частных убеждений, а рассматривается как факт бытийности человека. По сути своей вера совпадает с общей идеей жизни. Странно было бы жить с идеей, в которую не веришь. Вера – противоположность смерти, безверия. Без веры, (в данном случае идеи) человек превращается в «живого» мертвеца как уже было сказано выше.

Свобода. Именно свободой выбора определяется существование человека. Достоевский утверждает, что все, по сути, свободны выбирать, вне зависимости от сложившихся обстоятельств. Выбор есть всегда. На известный русский вопрос – кто виноват, Достоевский отвечает излюбленной фразой – ответственны все. У каждого своя мера вины, одни виноваты в том, что сделали, другие в том, что не сделали. Кажущаяся невинность лишь иллюзия: каждый в ответе за мировое зло. И то, каким оно будет, зависит от того, как люди воспримут свою свободу.

Из всего вышеперечисленного вытекает, что данные идеи являются не только основными в творчестве автора, но имеют определяющее значение в жизни самого человека, его взаимоотношении с другими людьми и миром в целом. Благодаря чему можно смело сказать: основные аспекты творчества Достоевского являются по своей сути экзистенциальными.

Достоевский и традиции христианской культуры

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

Е.В. Рупенко

Достоевский и традиции христианской культуры

Именно религиозное, духовное, мистериальное искусство, отражающее коренные христианские представления о судьбе и назначении человека и человечества увлекало Достоевского.

Путешествуя, он неоднократно заходит в одни и те же богатейшие музейные хранилища Флоренции, подолгу простаивает особенно перед «Мадонной» Рафаэля. По словам его жены, Достоевский считал хранившуюся в Дрездене Сикстинскую Мадонну Рафаэля «высочайшим проявлением человеческого гения». Он сокровенно разделял особо распространенное в русском народе почитание Богородицы, «скорой заступницы, кроткой молельницы», пристрастно изучал различные апокрифы о ней (в частности, в «Братьях Карамазовых» использовано «Хождение Богородицы по мукам»). А в «Преступлении и наказании» скорбное лицо русской крестьянки-юродивой сравнивается с лицом Сикстинской Мадонны.

Христианский свет Достоевский видит и в образе Татьяны в «Евгении Онегине», которая является для него воплощением душевной красоты, «апофеозом русской женщины». Образ Татьяны служил для него примером «высшей гармонии духа», не позволяющей нарушить таинство брака, основывать собственное счастье на несчастии другого человека.

В.Соловьев в книге «Три речи в память Достоевского» отмечал, что «эта центральная идея, которой служил Достоевский во всей своей деятельности, была христианская идея свободного всечеловеческого единения, всемирного братства во имя Христово…

Из всех религий одно христианство рядом с совершенным Богом ставит совершенного человека, в котором полнота божества обитает телесно. И если полная действительность бесконечной человеческой души была осуществлена во Христе, то возможность, искра этой бесконечности и полноты существует во всякой душе человеческой, даже на самой низкой степени падения, и это показал нам Достоевский в своих любимых типах…»

В творчестве Достоевского каждый герой наново решает все проблемы, сам окровавленными руками ставит межевые столбы добра и зла, каждый сам претворяет свой хаос в мир. Каждый герой у него слуга, глашатай нового Христа, мученик и провозвестник третьего царства. В них бродит еще изначальный хаос, но брезжит и заря первого дня, давшего свет земле, и предчувствие шестого дня, в который будет сотворен новый человек.

Для Достоевского, человека глубоко религиозного, смысл человеческой жизни заключается в постижении христианских идеалов любви к ближнему, поэтому и преступление Родиона Раскольникова автор оценивает не с юридической, а с нравственной стороны. Раскольников по христианским понятиям глубоко грешен. Причем греховность его, с точки зрения Достоевского, не столько в нарушении заповеди «не убий», сколько в гордыне, в презрении к людям («тварям дрожащим» по теории Раскольникова), в желании стать «властелином», «право имеющим проливать кровь по совести». По Достоевскому, первое, главное преступление Раскольников совершил перед Богом, второе (убийство старухи-процентщицы и Лизаветы) перед людьми, причем как следствие первого.

Сначала Раскольников отрекается от христианских заповедей, затем совершает убийство – сначала делает признание в убийстве, затем происходит истинное раскаяние, очищение, постижение любви к ближнему, то есть воскрешение к новой жизни.

Проводником философии автора в романе, несомненно, является Соня Мармеладова. Она воплощение смирения и христианской любви к ближнему. Основа ее жизни – самопожертвование. Во имя любви к ближнему она готова на самые невыносимые страдания. Соня умеет сострадать по-евангельски, отец рассказывает, что сегодня просил у дочери на похмелье. Что же Соня? «Тридцать копеек вынесла, своими руками, все, что было, сам видел… Ничего не сказала, только молча на меня посмотрела…». И.Ф. Анненский пишет: «За Соней идет ее отец по плоти и дитя по духу – старый Мармеладов. И он сложнее Сони в мысли, ибо, приемля жертву, он же приемлет и страдание. Он – тоже кроткий, но не кротостью осеняющей, а кротостью падения и греха. Он – один из тех людей, ради которых именно и дал себя распять Христос; это не мученик и не жертва, это, может быть, даже изверг, только не себялюбец, - главное же, он не ропщет, напротив, он рад поношению. А любя, любви своей стыдится, и за это она, любовь, переживает Мармеладова в убогом и загробном его приношении 1. Именно Соня несет в себе ту истину, к которой через мучительные искания должен прийти Родион Раскольников. Силой своей любви, способностью претерпеть любые муки она помогает ему превозмочь самого себя и сделать шаг к воскресению.

Раскольников страдает – значит, его совесть жива. Раскольников сострадает Соне – значит, в нем теплится любовь, значит, у Раскольникова есть путь к возрождению. Ф.М. Достоевский говорил: «Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия человеческого». Раскольников испытал Соню и убедился, что истоки великой жалости и сострадания в Соне к ближнему – в ее глубокой вере, он почувствовал, что Бог Соню поддерживает. Он поверил Соне, потому что убедился, что ее любви, жалости и сострадания хватит и на то, чтобы принять участие в его трагедии. В нем появилась жажда слова Божия, он просит Соню прочесть из Евангелия главу о воскрешении Лазаря.

Соня, благодаря своему чистому сердцу, христианским добродетелям, помогает Раскольникову встать на путь покаяния, помогает ему возродиться. Соня за всю встречу произнесла только четыре слова: «Перекрестись, помолись хоть раз». Она прекрасно знает силу крестного знамения, она знает, что «тогда Бог опять жизни пошлет». Раскольников от чистого сердца перекрестился несколько раз… Затем он пошел на перекресток, как учила Соня… Затем в полицейский участок доносить на себя. Но это еще не было его прозрением. Прозрение совершится позже – на каторге.

Веруя в искупительную, очищающую силу страдания, в каждом своем произведении вместе со своими героями страдает Достоевский, достигая тем самым изумительной достоверности в исследовании природы души человеческой.

Н.А. Бердяев в статье «Миросозерцание Достоевского» говорит: «…У Достоевского же до конца сохраняется человек. В человекобоге погибает человек, и в Богочеловеке сохраняется человек. Только христианство спасает идею человека, навеки сохраняя образ человека. Бытие человека предполагает бытие Бога. Убийство Бога есть убийство человека.

…У Достоевского есть и Бог и человек. Бог у него никогда не поглощает человека, человек не исчезает в Боге, человек остается до конца и остается на веки веков. В этом Достоевский был христианином в глубочайшем смысле этого слова…»

По убеждению Достоевского, Россия должна свято хранить православные традиции, несущие высшую красоту и непреложную правду Христа.

_____________________

1 Анненский И.Ф. Достоевский в художественной идеологии.

Философские и этические взгляды Достоевского

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

А.А. Семенова

Философские и этические взгляды Достоевского

«Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком» Ф.М. Достоевский

Трудное и ответственное дело говорить о таком авторе, как Достоевский. Жизнь, личность и творчество Достоевского очень сложны и полны драматизма. Научная литература о творчестве Достоевского получила всемирное распространение. Разногласия в оценке сущности противоречий творчества Достоевского существуют и по сей день. Некоторые исследователи склонны считать, что Достоевский выступал против каких бы то ни было поисков путей борьбы за освобождение человечества от унижения и оскорбления, что он лишь звал к покорности, примирению, смирению; другие, наоборот, полагают, что «пафос жизни и творчества Достоевского – не в примирении, а в мучительной борьбе за поруганного человека, что он оставался верным себе, и как бы ни хотелось ему покоя и мира, он не мог мириться со злом» 1.

Величайший интерес во всем мире к творчеству Достоевского объясняется глубиной и силой анализа состояния человека в самые трагические моменты его жизни. В то же время, ни об одном из писателей не было высказано столько разноречивых суждений. О Достоевском писали многие авторы: Розанов, Волынский, Шестов, Бицилли, Набоков, Бахтин и другие. Книги о нем написаны в расчете на подготовленного читателя. При ознакомлении с обширной литературой о Достоевском создается впечатление, что дело идет не об одном авторе – художнике, писавшем романы и повести, а о целом ряде философских выступлений нескольких авторов – мыслителей – Раскольникова, Мышкина, Ставрогина, Ивана Карамазова, Великого инквизитора и других. «Для литературно – критической мысли творчество Достоевского распалось на ряд самостоятельных и противоречащих друг другу философских построений, защищаемых его героями. Среди них далеко не на первом месте фигурируют и философские воззрения самого автора» 2.

Исследователи отмечали, что в поле художественного зрения Достоевского-романиста оказались парадоксальные взлеты и падения человеческой личности в противоречивую трагедийную эпоху социально-общественных катастроф в мире, девальвация духовных общечеловеческих ценностей. В своих философских романах-трагедиях писатель пристально всматривается в социальную психологию «подпольного человека»- индивидуалиста («Записки из подполья»), бунтарские и террористические действия «сверхчеловеков», уверовавших в то, что им все позволено (Раскольников в «Преступлении и наказании», Ставрогин, Кириллов в «Бесах», Иван Карамазов в «Братьях Карамазовых»), поражается широкому размаху карамазовской души, в котором «идеал Мадонны» уживается с «идеалом содомским», прослеживая, как в сердцах людей «дьявол с богом борется» 3.

С.В. Белов пишет: «Достоевский предчувствовал свое призвание. Всю жизнь он боролся за духовную природу человека, защищал его достоинство, личность и свободу. Ему удалось глубоко проникнуть в загадку человека. Разгадывая ее, Достоевский разгадывает тайну собственной личности, и, наоборот, свою судьбу он проецирует на судьбу своих героев. И как по романам Достоевского можно изучать их создателя, так и свою жизнь, собственный духовный опыт он вкладывает в свои романы» 4. Для Достоевского, человека глубоко религиозного, смысл человеческой жизни заключается в постижении христианских идеалов любви к ближнему. В романах «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы» отражены его важнейшие философские, социальные, нравственные искания.

Роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» - это произведение, посвященное истории того, как долго и трудно шла через страдания и ошибки мятущаяся человеческая душа к постижению истины.

«Преступление и наказание» - социально-философский, психологический роман. Главное в нем – борьба идей, сложные философские искания самого автора. Основное в произведении не преступление и его раскрытие, а мотивы преступления. Автор уделяет большое внимание нравственной оценке действий Раскольникова, решению вопроса, виноват ли преступник. Большая часть романа посвящена изображению нравственного наказания, которое последовало за убийством. Писателю важно заглянуть в самые глубины души человека, пролившего кровь, и показать, какими страданиями он расплачивается за это. Убийца теряет веру в себя, в свои силы, в свои прежние убеждения. К самому себе он испытывает бесконечное отвращение. Как сам Раскольников объясняет убийство? Он ничего не хочет лично для себя, но он не может смириться с царящей всеобщей несправедливостью. Как Раскольников смог постичь ошибочность собственной теории и возродиться к новой жизни? Так же, как сам Достоевский обрел свою истину: через страдание. Необходимость, неизбежность страдания на пути постижения смысла жизни, обретение счастья - краеугольный камень философии Достоевского.

Достоевский, разумеется, не согласен с философией Раскольникова. Достижение справедливости не может осуществляться дурными средствами, так как уничтожается сама идея гуманизма. Проводником философии Достоевского в романе «Преступление и наказание» является Соня Мармеладова, вся жизнь которой – самопожертвование. К идее смирения и покорности Достоевский пришел после каторги, когда он отошел от увлечения революционными идеями петрашевцев и приблизился к библейским и христианским ценностям. «Смирись, гордый человек», - советовал Достоевский. Эти слова и выражают его нравственные идеалы.

«Из всех романов Достоевского наиболее богат философской мыслью роман «Братья Карамазовы». Здесь такие главы как «Исповедь горячего сердца», «Бунт», «Великий инквизитор», диалоги Ивана со Смердяковым и чертом, являясь неотъемлемыми частями романа, в то же время представляют как бы звенья единой философской поэмы, образующей в системе романа самостоятельное по своему значению и по своей архитектуре художественное поле» 5.

Достоевский в своих романах возрождает традицию платоновских диалогов. В сценах бесед между братьями он с огромной силой раскрывает сложную картину драматической борьбы идей. Достоевский в своем романе связывает самые личные, интимные вопросы жизни героев с общими философскими, социальными и этическими проблемами. Достоевский помогает понять читателю, что менять обстоятельства, условия существования, социальное устройство невозможно, если сам человек не будет стремиться меняться к лучшему, нравственно самосовершенствоваться.

«Достоевский подвергает обсуждению в диалогах между братьями важнейшие общечеловеческие, философские и этические вопросы - о существовании бога, о природе человека и его моральной ответственности за страдания окружающих, о границах человеческого разума, о силах, управляющих общественной жизнью, и о возможности перестроить ее на разумных основаниях. И хотя в решении каждого из этих вопросов на страницах романа проявляются острые и неразрешимые противоречия мысли Достоевского, самый анализ этих вопросов в романе отличается исключительной остротой, полон огромной энергии и силы» 6.

Достоевский раскрыл многие стороны человеческой души, которых до того времени не касалась или почти не касалась литература. Недаром Лев Толстой говорил: «Достоевский для меня дорогой человек и, может быть, единственный, которого я мог бы спросить о многом и который бы мне на многое мог ответить».

______________________


1 Белик А.П. Художественные образы Ф.М.Достоевского: эстетические очерки. М.,1974. С. 5.
2 Бахтин М.К. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. С. 5.
3 Современники о личности Достоевского // Русская литература: Хрестоматия историко–литературных материалов. М., 1993. С. 35.
4 Белов С.В. Федор Михайлович Достоевский. М., 1990.
5 История русского романа: В 2 т. Т. 2. М.,1964. С. 264.
6 Там же. С. 265.