Omsk state Dostoyevsky literature museum

К вопросу о влиянии Ф.М. Достоевского на литературу Японии XX века (опыт сопоставительного анализа концепции личности человека)

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

А.В. Козырев

К вопросу о влиянии Ф.М. Достоевского на литературу Японии XX века (опыт сопоставительного анализа концепции личности человека)

 В настоящее время в мире усиливаются интеграционные процессы, и все более возрастает стремление к расширению диалога между Востоком и Западом. В этом диалоге огромную роль играет Россия. Русская литература (в частности, творчество Ф.М. Достоевского) сильно повлияла на мировую литературу. В литературоведении неоднократно рассматривались проблемы влияния творчества Достоевского на литературу Запада (в частности, в работах Г.М. Фридлендера, И.П. Володиной, А.И.Владимировой и др.), но вопрос о влиянии русского писателя на литературу Востока недостаточно изучен.

До «открытия дверей» Западу японские писатели в своих знаниях о человеке, по словам Е.С. Штейнера, долгое время оставались на сравнительно невысоком уровне. Идеалом Японии всегда было слияние человека со Вселенной, ценой которого была утрата человеком своей индивидуальности.

В XX веке приход в Японию европейской цивилизации с ее индивидуалистическими тенденциями, потребительским отношением к жизни и природе и вызванный этим отход от национальных духовных ценностей сильно повлияли на самосознание японцев. Кроме того, потрясения века обусловили кризис личности в современном обществе Японии. Разлад человека с собой, утрата самотождественности, одиночество стали «болезнью века». Возникла потребность разобраться, что происходит в душе человека, необходимость «школы психологизма». Произведения Достоевского стали такой «школой». По словам К. Рехо, его психологический метод изображения мира и человека сильно повлиял на становление реализма в японской литературе XX века 1.

Одно из положений философии личности Достоевского М. Бахтин выразил словами: «Человек никогда не совпадает с самим собой. К нему нельзя применить формулу тождества: А есть А. По художественной мысли Достоевского, подлинная жизнь личности совершается как бы в точке этого несовпадения человека с самим собою...» 2.

Г. Померанц в своем исследовании творчества Достоевского писал, что из формулы тождества А=А можно вывести так называемые формулы «эвклидовского» и «неэвклидовского» сознаний 3. Основные положения, на которых базируется «эвклидовский» разум, выражаются составленной Г.Померанцем формулой:

А = А ? В ? С... ? N ... ? ?

(где А – конкретный человек, В, С, N – окружающие его люди, ? – человечество).

По этой формуле, человек равен только самому себе, у его личности нет точек соприкосновения с личностями других людей, он обособлен от человечества, не связан ни с чем происходящим в мире. Апологетом такого образа мышления является, в частности, Раскольников.

Формула «неэвклидовского» разума такова:

А ? А = В = С... = N ... = ?

По этой формуле, человек никогда не совпадает полностью с самим собой, со своими представлениями о себе, но всегда хотя бы частично совпадает с душой другого человека. Признание существования внутреннего родства всех людей приводит к обретению веры в бесконечное величие души человеческой и Духа Божия, свойственной, например, князю Мышкину или Алеше Карамазову.

Последняя формула ближе к восточной философии, чем к западной. Из нее нами выделено четыре аспекта, в которых соприкасаются представления о личности у Достоевского и у японских писателей.

Первое, идея многомерности сознания человека, сложности его души вытекает из формулы А ? А. «Сложен всякий человек и глубок, как море, – утверждал Достоевский, – особенно современный, нервный человек» 4. «Мир Достоевского» можно представить как разомкнутое кольцо, подобное подковообразному магниту. Полюса этого мира – «идеал Мадонны» и «идеал содомский». Их взаимоотношения определяют судьбы героев Достоевского.

Борьбу полярных сил сознания передал японский писатель Акутагава Рюноскэ во многих своих произведениях. Он пытался примирить добро и зло, полярные силы сознания. Свое духовное состояние передал Акутагава в «Диалоге во тьме», где герой разговаривает с демоном. Этот диалог является, по выражению Л. Холодовича, «усложненным вариантом разговора Ивана Карамазова с чертом» 5.

Во-вторых, человек у Достоевского есть со-бытие, его жизнь есть сосуществование, взаимодействие с людьми, Богом и природой. Это вытекает из формулы А=В. Такое представление о человеке хорошо выражает схема Вселенной в виде пересечения двух осей, образующих крест, в центре которого – человек, вверху—небо (Бог), внизу—земля (природа), слева и справа – люди.

Идеи, сходные с этими, выразил в своих произведениях японский писатель, лауреат Нобелевской премии, Оэ Кэндзабуро. Он признавался, что испытал сильное влияние Достоевского. В романе «Потоп» писатель, развивая мысли Достоевского о гибельности «обособления» человеческой души, показывает, к каким последствиям приводит разрыв человека с другими людьми и с природой. Оэ говорит: «Кажется, Достоевскому принадлежат слова о том, что в природе все прекрасно, будь то один листок дерева или луч солнца. И это напоминает нам... о противоречии между техникой и человеческой жизнью, между одним человеком и другим, наконец, о противоречии человека с самим собой. Ко всему этому приводит противоречие с природой» 6.

В-третьих, человек у Достоевского есть часть высшего единства. Человечество может быть названо homo macsimus –«человек великий» – единое тело, единая душа, возникающая из бесконечного множества отдельных личностей, как собор из камней. Философская идея homo macsimus близка способу организации системы образов героев на основе принципа сверхлица. Герои литературного произведения составляют некое единство, некое сверхлицо, в котором есть намек на истинную сущность души. Так организована система образов в «Бесах». Н.А. Бердяев писал об этом: «Шатов, П. Верховенский, Кириллов – лишь части распавшейся личности Ставрогина...».

Принцип сверхлица использовал Мисима Юкио в своих произведениях. Так, в «Золотом Храме» главному герою Мидзогути постоянно сопутствуют два человека, воплощающие различные стороны его души. Цурукава несет в себе все светлое, чистое и прекрасное, а Касиваги – все низкое и безобразное, что есть в сердце Мидзогути.

В-четвертых, человек есть особая точка зрения на мир и на себя. Достоевский синтезирует мир через сознание своих героев. Так, в «Преступлении и наказании» мир показан как бы глазами Раскольникова, личность и теория которого рассматриваются с точек зрения Сони, Разумихина, Свидригайлова и других героев.

Такой же подход к изображению мира и человека в нем прослеживается во многих произведениях Акутагавы Рюноскэ. В новелле «В чаще» одно и то же событие (убийство самурая разбойником) показано сразу с нескольких точек зрения – разбойника, жертвы и его жены.

Таким образом, в результате нашего исследования установлены факты определенного влияния творчества Ф.М. Достоевского на литературу Японии XX века. Основные положения философии личности Достоевского раскрыты и сопоставлены с пониманием личности в японской литературе до «эпохи Достоевского» и после нее. В работе показано, что философская концепция личности у Достоевского понятна и интересна для многих ведущих писателей Японии, таких, как Акутагава, Оэ и Мисима. Они обращаются к проблемам личности, волновавшим Достоевского, и рассматривают их с аналогичных позиций, а именно:

- признают сложность, глубину и противоречивость человеческой души;

- понимают гибельность индивидуализма и разрыва связей человека с другими людьми, а также с Богом и природой;

- изображают человека как часть некоего высшего единства;

- показывают мир и людей глазами своих героев.

______________________


1 Рехо К. Русская классика и японская литература. М.: Худож. лит., 1987. С. 75
2 Человек. Энциклопедия для детей. Т. 18. Ч.2. / Под ред. В.А. Володина. М.: Аванта+, 2002. С. 14.
3 Померанц Г.С. Открытость бездне. Встречи с Достоевским. М.: Сов. писатель, 1990. С. 95.
4 Осмоловский О.Н. Достоевский и русский психологический роман. Кишинев.: Штиинца, 1981. С. 49.
5 Восток—Запад. Исследования. Переводы. Публикации: сб.ст. / Под ред. М.Л. Гаспарова. М.: Наука, 1985. С. 190.
6 Григорьева Т.П. Красотой Японии рожденный. Т. 2. М.: Альфа-М, 2005. С. 323.

Выражение авторской позиции в повести Ф.М. Достоевского «Дядюшкин сон»

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

Н.А. Анищенко

Выражение авторской позиции в повести Ф.М. Достоевского «Дядюшкин сон»

В плане выражения авторской позиции представляет интерес  повесть Ф.М. Достоевского «Дядюшкин сон», где раскрывается разнохарактерность героев, комичность и трагичность ситуаций, присутствует  образ  автора (рассказчика, летописца).

Одним  из основных средств раскрытия авторской оценки является речь повествователя, то, как писатель рассказывает о жизни, какими словами и оборотами характеризует он  своих героев и т.д. Различают, таким образом, субъект речи и объект речи. Б.О. Корман под объектом речи понимает «все то, что изображается, и все, о чем рассказывается: это люди и их поступки, предметы, обстоятельства, пейзаж и события, под субъектом речи - того, кто изображает и описывает» 1.

Субъектную форму выбирает автор, и этот выбор обусловлен идейной позицией и художественным замыслом писателя, поэтому анализ текста в единстве содержания и формы предполагает умение определять носителя речи. Носитель речи обнаруживается, прежде всего,  «в физической точке зрения» 2, то есть субъект речи может находиться ближе к описываемому или дальше от него, и в зависимости от этого меняется общий вид картины. «Десять часов утра. Мы в доме Марьи Александровны, на большой улице, в той самой комнате, которую хозяйка, в торжественных случаях, называет своим салоном. В этом салоне порядочно выкрашены полы и недурны выписные обои» 3. Поле зрения сужается только на комнате Марьи Александровны и на присутствующих в ней.

Таким образом, «способ изображения действий и событий во времени» определяется  присутствием повествователя – «рассказчика», который рассказывает от своего собственного, «первого» лица. («Я заезжал к нему и провел у него целый час довольно приятно». «Я, по крайней мере, никого не встретил, кто бы своими глазами видел эту записку» и т.д.).  Летописец является  членом мордасовского общества, современником и очевидцем изображаемых им событий.  Он может быть выразителем точки зрения коллективного  мнения, и при этом повествование от «Я» сменяется повествованием от «МЫ»: голос летописца вливается в «хор мордасовских дам»: «Она, например, умеет убить, растерзать, уничтожить каким-нибудь одним словом соперницу, чему мы свидетели».

Рассказчик дает характеристики и оценки действующим персонажам, он комментирует поведение, высказывания «мордасовцев», иногда обобщая свои комментарии до общечеловеческого или социально-типического уровня, тем самым,  соединяя свой голос с голосом Достоевского. О человеческой сущности: «слух, встреченный с самою злобною и ожесточенною радостью, - как и обыкновенно встречаем мы все всякий необыкновенный скандал, случившийся с кем-нибудь из наших близких» 4.

Достоевский - мастер создания впечатляющих характеров. Среди главных средств изображения: портрет. Особенно ярко  дана в повести портретная характеристика одному из центральных образов -  князю К., подчеркнуты все мелочи, все «кусочки». Примечательны детали: вставные зубы, парик, стеклянный глаз, поддельная нога, наклеенные усы, бакенбарды и т.д., которые создают образ «мертвеца на пружинах», ряженого манекена. От описания портрета Зины Москалевой, напротив,  веет молодостью и красотой, повествователь не скрывает своего восхищения, подбирая эпитеты: «чудные» (глаза), «дивная» (грудь), «античные» (плечи), «соблазнительная» (ножка), «королевская» (поступь).  

Важным средством  создания образа является  также описание его специфических черт характера, определение  места героя в обществе. И здесь Достоевский использует прием передачи общественного мнения. Например,  Москалева – «первая дама в Мордасове», ее «почти никто не любит и даже очень многие искренно ненавидят; но зато ее все боятся». Мозгляков – «молод, недурен собою, франт». Зина Москалева – «не  своего поля ягода»,  «невыносимо надменна», «бесприданная».

Но не только общественное  мнение отражено в повести. Читатель легко улавливает и авторское отношение к героям. О Марье Александровне: «Она находила потребность в беспрерывном излиянии своего гнева на Афанасья Матвеича, потому что тирания есть привычка, обращающаяся в потребность». О Мозглякове: «рисуется», «ему хочется угодить своим слушательницам», «слабый и пустой характер, привыкший к постоянной подчиненности».  

Однако характер персонажей раскрывается,  прежде всего,  в их поступках, действиях. Достоевский ставит своих героев в исключительные ситуации, погружает их в атмосферу душевных переживаний.  

Рисуя героя, писатель не может пройти мимо такой существенной черты характера, как речь, воспроизводящая культуру, психологический склад, душевное состояние человека. Особенно выразительны в повести речевые  портреты Марьи Александровны (высокопарность,  соседствующая с грубостью), князя К. (сбивчивость, отрывистость, растягивание слов), Зины (строгий, серьезный тон, искренность).  Звучит в произведении и «хор мордасовских дам», хор «добропорядочных мордасовцев», который усиливает отмеченное М.М. Бахтиным  многоголосие, полифоничность повествования 5.

Ведущий голос в повести -  голос повествователя, речь которого  является «тем цементирующим материалом в языковой структуре произведения, который придает ему определенное словесное единство, подчиняя себе те или иные языковые особенности каждого из персонажей» 6.

______________________


1 Корман Б.О. Изучение текста художественного произведения. М., 1972. С. 20.
2 Там же.
3 Достоевский Ф.М. Дядюшкин сон // Полное собрание сочинений: В 17-ти томах. Л., 1972. Т 2. С. 303.
4 Там же. С. 389.
5 Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1963.
6 Словарь литературоведческих терминов / Редакторы-составители Тимофеев Л.И., Тураев С.В. М., 1974. С. 202.

«Вера в добрую природу человека...» (К проблеме героя в романе Ф.М. Достоевского «Идиот»)

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

О.В. Вдовина

«Вера в добрую природу человека...» (К проблеме героя в романе Ф.М. Достоевского «Идиот»)

По мысли Достоевского великой ценностью, и в то же время загадкой, в этом сложном мире является человек. Если разгадать человека — значит разгадать Бога. В связи с этим писатель мечтал, что люди наконец обретут духовную целостность и таким образом приблизятся к Христу. Христианская любовь, вера в великую силу человеческого сердца проявилась в образе главного героя романа - Мышкине.

Князь Мышкин является человеком, имеющим свою довольно твердую и устойчивую жизненную позицию. Это объясняется тем, что он не придает значения мыслям самим по себе. Для него важны поведение человека, его поступки, его отношения к другим людям. Герой Достоевского очень глубоко постигает душевные тайны, недоступные для других. Князь может вскрыть в человеке все прекрасное и незримое для остальных, то, что люди скрывают даже от самих себя, пытаются похоронить в себе. Но, в то же время, ото Льва Николаевича нельзя скрыть и патологии души, ее аномалии и уродства. Князь это видит, но несмотря ни на что продолжает верить в человека. Без веры, без надежды в изменение человеческой души нет спасения. Только благодаря своей не иссекаемой вере Мышкину удалось проникнуть в подлинную человеческую суть. «А князь для меня — то, - говорит Настасья Филипповна, - что я в него первого, во всю мою жизнь, как в истинно преданного человека поверила. Он в меня с одного взгляда поверил, и я ему верю» 1.

Необходимо верить человеку и любить его. Это и проявляет герой. С точки зрения князя осуждение человека является результатом незнания и непонимания внутреннего мира этого человека. Князь считает и себя не вправе осуждать кого-либо. Так, например, интересно отношение Льва Николаевича к Настасье Филипповне. Он считает ее сошедшей с ума, больной. Он осознает ее ошибки в обращении с Рогожиным, с Аглаей, но и в то же время понимает, что судить человека не может, так как всем сердцем и душой чувствует безграничную боль и страдание этой женщины. «Я не что, а вы страдали и из такого ада чистая вышли, а это много» 2. Так, например, при разговоре князя с Ганей и генералом Епанчиным, Мышкин отмечает, что в России он всего лишь сутки, «а уж такую раскрасавицу» знает. Можно предположить, что князь с первого взгляда смог познать всю суть этой необыкновенной женщины, при этом не имея с ней знакомства. Ему достаточно взглянуть на портрет: «На портрете была изображена действительно необыкновенной красоты женщина. Она была сфотографирована в черном шелковом платье, чрезвычайно простого и изящного фасона; волосы, по-видимому, темно-русые, были убраны просто, по-домашнему; глаза темные, глубокие, лоб задумчивый; выражение лица страстное и как бы высокомерное. Она была худа лицом, может быть, и бледна...» 3. Он прочел в ее глазах страдание и муки. Даже при первой их встрече герои признаются в нерешительности, будто где-то видели друг друга. «Я ваши глаза точно где-то видел... да этого быть не может! Это я так.. .Я здесь никогда и не был. Может быть, во сне...» 4. Затем Лев Николаевич разгадывает тайну Настасьи Филипповны, обнажает ее истинную душу, скрытую от окружающих, и упрекает ее в том, что она представляется, играет роль.

Настасья Филипповна научилась защищаться. Для общества она стала гордой и дерзкой женщиной, о которой по городу ходят недобрые слухи, а в душе она так и осталась ранимой девочкой, доброй и отзывчивой. Она еще все с той же преданность ждет человека, который придет к ней и скажет: «Вы не виноваты».

Эти заветные слова произнес Мышкин, он поверил и простил. Всей душой потянулась героиня к князю, но каждый раз отказывала своему счастью. Настасья Филипповна способна пожертвовать собой ради человека, которого она любит. Поэтому она неоднократно отказывается от князя и бежит от него из-под венца, считая, что счастье ему может принести только брак с Аглаей. Возможно, она считает, что берет на себя роль палача, связывая князя с собой, подобно тому, как поступил Тоцкий с ней. « . . . этакого-то младенца сгубить? Да это Афанасию Иванычу в ту ж пору: это он младенцев любит!» 5.

Настасье Филипповне оказывается ближе Рогожин, потому что жить по его законам проще. Она хочет освобождения и понимает, что это освобождение может получить только рядом с Парфеном Рогожиным. Князь же любит Настасью Филипповну по-особому. Это христианская любовь, великая жалость к страдающей: «О, я любил ее; о, очень любил.. .но потом... потом... потом она все угадала» 6.

В сцене свидания Настасьи Филипповны и Аглаи Мышкин выбирает первую, потому что верит в то, что эта женщина еще спасет свою душу, очистится от грязных мыслей. Она совсем одна в этом мире и, возможно, единственный родной человек для нее - это Лев Николаевич Мышкин. Выбор Настасьи Филипповны закономерно приводит ее к гибели. После ее гибели князь впадает в безумное состояние. Уход в болезнь — это уход к Богу.

Таким образом, князь Лев Николаевич Мышкин — герой романа, живущий сердцем и чувствующий душой. Он прост и открыт, и одновременно необъяснимо велик и прекрасен именно потому, что умеет быть рядом, умеет любить и прощать. Исключительность этого героя в том, что он стал тем человеком, который просто понял человеческую сущность от ада до рая. Ведь порой каждому хочется, чтобы нашелся человек, который поймет и поверит, человек, от общения с которым хоть на миг, но забрезжит свет.

Некоторые исследователи считают, что миссия князя Мышкина потерпела неудачу. Так, например, М. Лобанов замечает: «Трагедия Мышкина в том, что он не может смотреть «через» людей, как это делает, например, тот же Петр Верховенский, он не может относиться к чуждому его духу, как к несуществующему. Он берет на себя все, чем мучаются и мучают друг друга люди, их зло, их борьбу, страсти. И безумие мира побеждает его» 7. Подобно М.Лобанову рассуждает А. Горелов: «Гибнет князь Мышкин, ибо «естественный человек» невозможен в неестественном, уродливом обществе насильников, а одно лишь сострадание ничего не в силах изменить» 8. Думаем, с таким мнением нельзя согласиться. Мышкин не смог бы спасти Настасью Филипповну, так как не может решать ее участь, у него нет права выбирать жизненный путь героини. У каждого изначально есть свобода выбора, которую дал ему Бог. Мышкин может подать только руку, чтобы Настасье Филипповне было на кого опереться, но для «спасения» героини необходима ее свободная воля. Таким же образом не может князь заставить остальных героев романа встать на путь добра и красоты, ибо все зависит от них самих. Мышкину лишь остается быть рядом с теми, кого он любит, и верить в их исцеление. Так он сохраняет надежду на исцеление Настасьи Филипповны. «Но он искренне верил, что она может еще воскреснуть, . . . что искренно и вполне ее любит, и в любви его к ней заключалась действительно как бы влечение к какому-то жалкому и больному ребенку, которого трудно и даже невозможно оставить на свою волю» 9.

Ф.М. Достоевский является одним из самых глубоких исследователей человеческой души. Противопоставляя идеям своеволия и вседозволенности веру в Бога, убеждение в несокрушимости идеалов христианского человеколюбия, писатель создал оригинальную концепцию личности: в его романах своеволию и вседозволенности противостоят люди, вдохновленные верой в добро, стремящиеся к справедливости, отвергающие возможность гармонии через насилие и страдание.

_____________________


1 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений: В 30 т. Т. 8. Л ., 1973. С. 163.
2 Там же. С. 173.
3 Там же. С. 3З.
4 Там же. С. 112.
5 Там же. С. 178.
6 Там же. С. 451.
7 Лобанов М. Внутреннее и внешнее. М., 1975. С. 68.
8 Горелов А. Очерки о русских писателях. Л., 1964. С. 439.
9 Достоевский Ф.М. Указ. собр. соч. Т. 8. С. 609.

«Карамазовщина» или «карамазовская сила»?

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

Ю.А. Глебович

«Карамазовщина» или «карамазовская сила»?

Ф.М. Достоевский считал, что любовь «к конкретной личности», «деятельная любовь», открывает истину бессмертия человека» 1. Но для того, чтобы ощутить такую любовь в душе, необходимо научиться справляться с собственными желаниями, преодолевать «себя в себе». Особенно яркое художественное воплощение эти идеи нашли в романе «Братья Карамазовы».

Любовь - источник духовной радости, наполняющий жизнь смыслом, почти иссяк в душе Федора Павловича. Федор Павлович растрачивает себя на пустое, ненужное, он живет без смысла, без толка. Это «тип человека не только дрянного и развратного, но вместе с тем и бестолкового... Повторю еще: тут не глупость, большинство этих сумасбродов довольно хитро, умно, - а именно бестолковость, да еще какая-то особенная, национальная» 2. Автор подчеркивает: бестолковый здесь не в значении «глупый», а в значении «беспорядочный», «невразумительный». Федора Павловича все больше засасывает трясина греха и соблазна, ведь «соблазн - это сомнение в Спасительных Истинах» 3.

Самолюбие ведет к развитию многих других пороков. Порождением самолюбия является «комплекс малоценности» (определение Н.О. Лосского), а отсюда и желание самоутвердиться. Из-за осознания своего ничтожества Федор Павлович становится «мозгляком» и «приживальщиком».

Желание самоутвердиться, повысить мнение о себе у других вынуждает Федора Павловича делать совершенно невероятные, иногда глупые, иногда жестокие поступки, да и вся жизнь Федора Павловича кажется сцеплением нелепых ошибок, нагромождением событий, она лишена смысла - в ней нет любви и Бога. «Старый шут», такое определение дается Федору Павловичу в одной из глав романа.

Как и всякий себялюбец, Федор Павлович раздвоен, он потерял целостность. «Большая или меньшая степень раздвоения личности присуща всякому себялюбцу» 4. От этого раздвоения и пускается старик Карамазов «во все тяжкие» и с особенной силой в разврат. «Раздвоение порождает разврат, в нем теряется целостность» 5. Целостность возможна лишь тогда, когда человек ощущает в своей душе «любовь к Богу большую, чем к себе, и любовь к другим, равную любви к самому себе». Алеша дает исчерпывающую характеристику отцу: «не злой вы человек, а исковерканный» 6, «Сердце у вас лучше головы» 7.

Дмитрий Карамазов во многом сходен со своим отцом; он такой же «характерный представитель человеческой слабости духа: он любит Бога и Его правду, однако не настолько сильно, чтобы удержаться от соблазнов чувственности, от разгула, от того поведения, которое называется «прожиганием жизни». Но смутное стремление вверх никогда не угасает в нем окончательно» 8. Дмитрий предстает перед нами «в момент глубокого духовного кризиса, религиозного перелома» 9 даже погрязший в грехах и разврате он верит в радость, красоту и свет мира.

Дмитрий «человек хоть и низких желаний, но честный» 10, честный, прежде всего перед самим собой. Голос совести в Дмитрии не заглушен. «Совесть - это дар понимания человеком сообщаемой ему вести о его греховности, вине, духовном Несовершенстве. Она позволяет органически различать добро и зло, помогает сдерживать страсти и своекорыстные устремления» 11.

Но Дмитрий чувствует, что ему не хватит сил начать другую жизнь, потому что ведь «все разом, по-карамазовски» изменить не получится. Ему больше по душе «сидеть и чуда ждать» 12.

Большое значение имеет сон Мити. Это поворотный пункт во всей дальнейшей его судьбе. «Дите, явившееся ему откровением и сновидением, подвигает Дмитрия Карамазова к духовному обновлению. Начиная возрождаться к новой жизни, Митя повторяет линию судьбы старика Зосимы и «таинственного посетителя» 13. За то время, что проведет Митя в облезлых стенах острога, в нем воскреснет новый человек. А главное, придет та великая мудрость жизни, о которой говорил старец Зосима: «все за всех виноваты».

Самый сложный образ в романе «Братья Карамазовы» - Иван. «Иван - загадка», говорит о нем Алеша. Но загадка он не только для Алеши, но и для самого себя. Из всех братьев больше всего на отца похож именно Иван. Это отмечает и Смердяков: «Вы, как Федор Павлович, наиболее-с, изо всех детей наиболее на него вышли, с одною с ними душой-с» 14. Так же как и отец, Иван страдает от самолюбия, уязвленного еще с детства. Иван, безусловно, наделен необыкновенно глубокой натурой. Вечные вопросы о существовании Бога и бессмертии беспокоят Ивана гораздо больше, чем отца. Долго и мучительно пытается Иван найти ответ на эти вечные вопросы. Ответ он ищет в замкнутом пространстве собственного рассудка. Но действительность высшую невозможно постигнуть «ни умственным, ни физическим оком» 15. Она лежит за пределами категорий ума и физического мира.

Иван и хотел бы воскликнуть «Прав, ты, Господи, открылись пути твои», но его ум земной, «с понятием лишь о трех измерениях» препятствует этому. «Не тебя я хочу развратить и сдвинуть с твоего устоя, я, может быть, себя хотел бы исцелить тобою, улыбнулся вдруг Иван, совсем как маленький кроткий мальчик» 16.

Ивана восхищает твердость Алеши: «Я таких твердых люблю, на чем бы они не стояли» 17. Сам он осознает, что такой твердости нет в его сердце и, может быть, никогда не будет. Но Иван все-таки не старик Карамазов. Он не сможет «стоять на сладострастии своем как на камне, хотя после тридцати-то лет, правда, и не на чем, пожалуй, стать, кроме как на этом» 18. Остается один выход - «кубок об пол».

Ивану нужно возмездие, простить все и за всех он не может. У него, кроме того, огромная гордыня. Очень важным моментом в понимании образа Ивана являются его двойники — Смердяков и черт - «это воплощенные худшие желания и чувства, которые отделились и живут своей жизнью» 19. Таким образом, борьба с «карамазовской скверной» - это борьба не внутри Ивана, а с «воплощенным ее проявлением» 20. Черт скажет Ивану мудрые слова: «Но для жизни мало одной «осанны», надо, чтобы «осанна»-то эта переходила через горнило сомнений» 21. Большие сомнения, чем у Ивана, трудно представить, но от этого «осанна» будет пропета прочувственней.

Самый светлый, самый чистый образ из всех созданных Ф.М. Достоевским - образ Алеши Карамазова. Весь роман «Братья Карамазовы» задумывался как жизнеописание Алексея Федоровича, о чем сказано еще в предисловии. Всеобщая любовь, кроткий смиренный лик, способность к учению, наконец, решение уйти в монастырь, - все это сближает Алешу с житийными героями.

Но Алеша все-таки Карамазов. «Я то же самое, что и ты, - говорит Алеша Дмитрию. - Все одни и те же ступеньки. Я на самой низшей, а ты вверху, где-нибудь на тринадцатой» 22. Алеша «до многого прикоснулся» 23, многое в себе преодолел и именно поэтому обрел силу, и твердость, и свободу духа. Алеша прекрасно понимает людей, слабых, грешных, таких же, как и он сам. Алеша никого не судит, понимая, «что и он сам такой же точно преступник, как и стоящий перед ним, и что он-то за преступление стоящего перед ним, может, прежде всех и виноват» 24.

Свет, доброта, любовь ко всем людям и ко всему миру, умение все простить, терпение - все это во многом результат постоянной внутренней работы по преодолению «карамазовских искусов».

Алеша обладает «исцеляющей силой личности», по определению Б.Н.Тарасова 25. Алеша изо всех сил пытается помочь всем, кто в нем нуждается. Больше всех он нужен своим братьям. «Брат!» - так часто обращается Алеша к Мите и Ивану, как будто пытается напомнить о великом их единении. «Будьте братьями, будет и братство» 26.

Алеша, по мысли Достоевского, - идеал, который каждый человек может достичь, ведь Алеша - обычный человек, и в его душе насекомое живет и в крови бури родит» 27. Но Алеша руководствуется образом Христовым, поэтому ведет себя так, как бы повел себя Христос.

________________________


1 Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М.,1994. С. 131.
2 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений: В 30 т. Т. 14. Братья Карамазовы. Л. , 1972. С. 7.
3 Азбука христианства. Словарь-справочник. М., 1997. С. 225.
4 Лосский Н.О. Указ. соч. С. 354.
5 Бердяев Н. Миросозерцание Достоевского. М., 2001. С. 90.
6 Достоевский Ф.М. Указ. соч. С. 158.
7 Там же. С. 124.
8 Лосский Н.О. Указ. соч. С. 173.
9 Бердяев Н. Указ. соч. С. 42.
10 Достоевский Ф.М. Указ. соч. С. 102.
11 Кантор В. К. «Братья Карамазовы» Ф. Достоевского. М., 1983. С. 33.
12 Достоевский Ф.М. Указ. соч. С. 112.
13 Тарасов Б.Н. Закон «я» и «закон любви». М., 1991. С. 233.
14 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 15. Братья Карамазовы. С. 68.
15 Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцание и умозрение. М., 1994. С. 13.
16 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 14. Братья Карамазовы. С. 215.
17 Там же. С. 209.
18 Там же. С. 210.
19 Кантор В.К. Указ. соч. С. 51.
20 Там же. С. 52.
21 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 15. Братья Карамазовы. С. 77.
22 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 14. Братья Карамазовы. С. 101.
23 Там же. С. 362.
24 Там же. С. 291.
25 Тарасов Б.Н. Непрочитанный Чаадаев, неуслышанный Достоевский. М., 1999. С. 125.
26 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 15. Братья Карамазовы. С. 244.
27 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 14. Братья Карамазовы. С. 100.

Жертвенный сюжет в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

 И.А. Протопопова

Жертвенный сюжет в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Данный доклад основан на материале выпускной квалификационной работы «Языческий и христианский концепты жертвоприношения в художественном осмыслении Ф.М. Достоевского», выполненной нами под руководством кандидата филологических наук Подкорытовой Татьяны Ивановны. Мы рассматриваем произведения Ф.М. Достоевского в культурологическом аспекте, а именно: сквозь призму культурно-религиозных архетипов, отражающих исторический путь человечества и смысл этого пути. Ключом к содержанию романов мы избрали архаические и христианские архетипы жертвоприношения, которые, на наш взгляд, позволяют понять основополагающие смыслы художественного мира Ф.М. Достоевского.

Итак, основной сюжет романа Ф.М. Достоевского – преступление Раскольникова – мы рассматриваем с точки зрения семиотики архаического жертвоприношения.

Раскольников задумывает и совершает преступление, чтобы проверить свою «теорию» о разделении людей на «наполеонов» и «тварей». Целью его было изменение мира, общества, освобождение его от «вредной старушонки». Раскольников говорит: «За одну жизнь – тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть – и сто жизней взамен».

Для осуществления своей теории Раскольников планирует убийство заранее. Если мы внимательно рассмотрим действия героя, то заметим некую их ритуальность. Убийству предшествует «проба», выбор времени – завтра, «ровно в семь часов вечера», изготовление «заклада» и кража топора из дворницкой. Кульминацией действий героя становится непосредственно убийство. Затем следует кража недорогих закладов, уничтожение улик и возвращение домой, почти в беспамятстве.

Действие Раскольникова представляется нам не просто убийством, а бессознательным воспроизведением первобытного жертвенного акта. Рассматривая жертвенный акт как процесс, исследователи выделяют его трехчастную структуру: подготовительные обряды, непосредственно действо – кульминация, заключительные обряды.

На наш взгляд, последовательность действий Раскольникова, а также орудие убийства – топор – и связанное с ним понятие «спарагмос» (расчленение, разрывание, разрубание тела) отсылают нас к модели архаического жертвоприношения.

Исследователи считают, что основной функцией жертвоприношения является воспроизведение существующего порядка вещей. Процесс воспроизведения космоса с помощью жертвоприношения называется «несменяемой сменой». В свете этого архетипа становится очевидно, почему попытка Раскольникова насилие искоренить насилием оборачивается не переустройством мира, а лишь воспроизведением существующего миропорядка. Не случайно после убийства Раскольникову снится сон, в котором он убивает старуху и не может убить, а она лишь смеется над ним.

Архаическому жертвоприношению в романе противостоит идея христианской добровольной жертвы, прямо противоположная, по своей сущности. Христианская жертва уничтожает насилие благодаря установке на самоотдачу, а не самоутверждение, благодаря добровольному самопожертвованию, которое созидает действительно новые отношения между людьми. Концепт христианской жертвы в романе раскрывается в образе Сони Мармеладовой. Соня – антипод Раскольникова. Ее жизнь возможна только ради кого-то. Этой установкой на самоотдачу оправдано и ремесло Сони, и ее готовность пойти за Раскольниковым на каторгу. Добровольная жертва Сони Мармеладовой, в противоположность действиям Раскольникова («несменяемая смена»), действительно меняет миропорядок, обеспечивая будущее воскрешение героя.

К сказанному можно добавить следующее. На первый взгляд, в качестве христианской жертвы можно расценить смерть Лизаветы.

Однако такая жертва вряд ли ведет к обновлению. Возможно, жертва Лизаветы и понадобилась автору для того, чтобы дискредитировать действия Раскольникова и саму сущность архаической жертвы, которая, вопреки ожиданиям Раскольникова, действительно сохраняет старое положение дел, а не является средством к справедливому изменению мира.

Конечной целью теории Раскольникова должна была стать Лизавета, ее он должен был осчастливить. Но ее Раскольников убивает, безвозвратно, а старуха не умирает, о чем свидетельствует сон Раскольникова.

Итак, интерпретация преступления Раскольникова с точки зрения семиотики архаического жертвоприношения как «несменяемой смены» позволяет понять, почему Достоевский не принимал революционных методов переустройства социума: они не меняют самой недостаточно «человеческой» природы человека. В то время как добровольная христианская жертва Сони обеспечивает действительное изменение мира, будущее воскрешение героя.