Омский государственный литературный музей имени Ф.М. Достоевского


ОСОБНЯК, ГДЕ ЖИЛ КОЛЧАК

Есть в Омске здание, которое вызывало и вызывает повышенный интерес у историков, краеведов и всех, кому не безразлична судьба адмирала Александра Васильевича Колчака, ставшего когда-то Верховным правителем России, а город Омск его столицей.
Из краеведческих источников 1980-х годов стало известно, что здание это построено в 1902 году на деньги купчихи Е. Г. Батюшкиной, дочери богатого купца Терехова, вышедшей замуж за школьного инспектора Батюшкина. Они занимались в Омске винно-бакалейной торговлей и имели в своем владении не одно строение. Адрес особняка: Иртышская набережная, 9.
К появлению в этом особняке адмирала Колчака в декабре 1918 года здание принадлежало интендантской службе… Верховный правитель занял его для своей личной резиденции « по обстоятельствам военного времени»… для « более просторного и безопасного проживания». До этого местом его квартирования с первых дней приезда в Омск было здание ( угол улиц Ч. Валиханова и Пушкина, ныне «Военный комиссариат).
Как известно, в Омске Колчак ничего не приватизировал и покинул резиденцию и свою столицу за два дня до прихода красных с чемоданом личных вещей и «золотым запасом России». Все это через два месяца будет у него отобрано в Иркутске. «Золотой эшелон» поедет в Москву, а личные вещи адмирала после переписи раздадут тем, кто особо отличился при его аресте и охране. Особняк на набережной остался самой наглядной примечательностью, но и тайной, связанной с судьбой знаменитого человека…
Любопытный прохожий не мог пройти равнодушно мимо этого старинной архитектуры дома, огражденного кованой оградой и довольно сильно заросшего кленами и как бы затаившегося в своей тайне. Особняк, потеряв своих давних и недавних хозяев, находился как бы в том далеком времени. Хотя, как гласит краеведческая литература, после Колчака особняком некоторое время владели омские чекисты, затем был детский дом, а с 1930 года почти 40 лет в нем располагался детский костнотуберкулезный санаторий. Когда-то давным-давно усадьба имела фруктовый сад, фонтан, теплицы.
А в 70-е и 80-е годы прошлого века дом занимала довольно секретная, по тем временам организация, разрабатывающая географические карты и, естественно, контролируемая службой безопасности. Поэтому место запретное: вход внутрь дома только для своих работников. Но людское любопытство к этому зданию не иссякало. К тому же особняк находится в центре города на бойком месте, а в летнее время под окнами кипит многолюдный пляж.
Чего греха таить, и мне однажды с другом поэтом Николаем Разумовым захотелось поглазеть на его внутренний интерьер, действуя на охранника с помощью бутылки вина. Но страж был непреклонен, и даже пригрозил позвонить куда следует. Не удалось поглядеть на внутренние комнаты особняка московским писателям, участникам литературного праздника «Омская зима»: охрана была тверда, как камень. И только однажды, когда в Омске гастролировал Ленинградский Большой драматический театр, то якобы знаменитому актеру Владиславу Стржельчику , пожелавшему увидеть «колчаковский дом», удалось побывать внутри, благодаря своей известности, перед которой охранник, узнав его, не устоял и пропустил, предупредив, однако: никому об этом ни слова.
Секретная организация покинула свое обиталище неожиданно. Парадная дверь некоторое время была на замке, и было непонятно: толи охраняется здание, толи нет. А когда однажды, проходя мимо, я увидел в нем выбитыми окна, стало ясно, что этот некогда недоступный для постороннего человека дом брошен без присмотра. Заглянув с террасы в разбитое окно, я увидел там группу подростков, некоторые были в красных галстуках. Стоял грохот. Под ногами трещало битое стекло. Рядом школа. Видимо, у них была перемена и мальчишки прибежали в особняк покурить и что-то там добивали… А как же не громить: Колчак же в нем жил – «кровавый диктатор» - так воспитывали… Об искусстве, об архитектуре, об историческом значении этого дома им наверняка никто не говорил.
В запущенном состоянии особняк простоял зиму и весну.
Первой в защиту уникального дома выступила газета «Вечерний Омск» после нескольких тревожных сигналов неравнодушных читателей. Журналистка О. Колина написала статью под заголовком «Второе рождение старого дома». В высших кругах города перед этим, с большим опозданием, решился вопрос о его реставрации и дальнейшей судьбе. Отцы города годов перестроечных ничего оригинального не придумали, как решили отдать особняк Дому бракосочетания, здание которого после десятилетней консервации, достраивалось рядом и одним фасадом уперлось в стену особняка.
А еще немного раньше этого события в один летний день 1987 года Омское радио обратилось к населению города оказать посильную, бескорыстную помощь в уборке территории и внутренних помещений старинного дома – дома купца Батюшкина, как было сказано.
Повинуясь призыву, одевшись по рабочему, приехал я на набережную. Уже с порога парадного входа я понял, что внутри – меня ожидает что-то ужасное: повсюду на входной лестнице, на полу в коридоре, в вестибюле – горы мусора и битого стекла. От голубой узорчатой плитки, что покрывала когда-то пол особняка, можно было видеть в этих кучах только редкие осколки. Кто-то поработал здесь ломом или зубилом, откалывая кафель от пола, вместе с кусками бетона. «Может, себе на дачу? – гадали прибывшие на помощь.
Перво-наперво с нетерпением пошел осматривать все комнаты. Повсюду та же картина. Правда, в главном зале плитки дубового паркета были кем-то еще раньше собраны в кучу. Несколько плиток я подобрал на улице за окнами, принес и положил туда, полагая, что весь этот паркет снова будет уложен на пол руками мастеров. Но позже узнал, что его будто бы кто-то увез на дрова… О сохранности какой-либо фурнитуры говорить было нечего. На всех стенах, давно не крашеных, похоже – со времен детского санатория, теперь - следы от ударов камнями, штукатурка и лепнина потолка местами отмокла и отвалилась, что говорило о давно проржавевшей и протекавшей кровле. Стало понятно: за годы своего пребывания в особняке картографическая организация не производила в здании какого-либо ремонта, не занималась уборкой территории. Она заросла клёнами.
Всех прибывших на работу встречал главный реставрационный руководитель из организации «Ремфасад» И. Коновалов, зарекомендовавший себя в хороших делах по ремонту старых культстроений. Собрав возле себя всех прибывших, он повел по комнатам, знакомя всех с внутренним устройством особняка. Показал, где была так называемая котельная и кухня. А в стороне все заметили необычно большую эмалированную, но уже заржавевшую, ванну. «Может, в ней мылся когда-то сам Колчак? – подумалось мне. Впрочем, мысль об адмирале, о его окружении постоянно владела мной: вот здесь в этой комнате он бывал … и в другой, в главном зале проводил совещания с генералами, принимал представителей иностранных миссий, встречал у ёлки новый 1919-й год, отдыхал и пил чай на террасе…
Мне была поручена работа по складированию в кучи листов ржавой кровли, сброшенной до этого рабочими с крыши. Вдвоем с одним студентом мы накидали их не одну гору. Мимо проходили люди, останавливались, спрашивали, что будет с эти домом? Мы отвечали: после разгрома будет реставрация. Некоторые говорили: у нас всегда так, сначала громим, а потом восстанавливаем за народные деньги.
После окончания работы я спросил у главного реставратора: что будет после ремонта в этом здании? Он сказал с некоторым заметным сожалением, что в администрации города и в главном архитектурном управлении решено отдать его Дому бракосочетания, в нем будет архив этой организации. Все присутствующие полагали, что особняк, как уникальное историческое, внешне привлекательное своими фасадами строение, будет отдан областному краеведческому музею, где можно было бы разместить экспозицию старинной мебели, посуды, находящихся в запасниках и никогда не показываемой из-за нехватки экспозиционной площади.
Представители творческих организаций выступили перед этим в областных газетах с предложением отдать здание под детскую музыкальную или художественную школы. И то, и другое было бы вполне справедливо. О создании музея «Купеческий дом» или « Музей адмирала Колчака» - такие мысли по тому времени, кажется, ни у кого не возникали. Но в наше-то новое время – разве поздно? Или рано? Или никогда?..
А тогда наши городские чиновники годов смутных, на мой взгляд, совершили две серьезных ошибки: оставили уникальный дом на разграбление, а потом привязали его – «белого лебедя» - к серому архитектурному «бегемоту», что совершенно не гармонирует. И вдобавок, годами раньше «придавили» высотным зданием гостиницы «Турист». Хотя – туристы и музей – понятия вполне совместимые.
Лишившись уникального ансамбля дворовых построек начала 20-го века (сад был уничтожен давным-давно), массивных кирпичных ворот, части своей кованой ограды, особняк оказался как бы оголенным. Терраса, так любимая Верховным, без крыши и застекленных рам, пуста и не служит ничему. Парадный вход, благородно украшенный новой дверью под старину, теперь не имеет свободного прохода. Только человек, богатый воображением и знанием истории, может подумать: сколько исторических лиц входило в эти парадные двери…
Особняк после реставрации, а точнее - после грубой реконструкции, претерпел большие изменения и внутри. Пол, где раньше царствовал голубой французский кафель, и дубовый паркет, занял дешевый линолеум. Ничто не напоминает о бывшей котельной, кухни, о домовой церкви, многое реконструировано и в подвале. И только некоторые старые двери да резные оконные рамы, изготовленные старинными мастерами из дуба, остались предметами былых времен.
Однако и в таком виде и состоянии особняк привлекает к себе внимание. Возникает в душе к нему какая-то притягательная сила… Может, этому способствует личность и судьба великого адмирала?
В первые годы нового века и годами раньше имя А. В. Колчака зазвучало масштабно в разных средствах информации: статьи, научные исследования о нем как о выдающемся ученом, путешественнике, военном руководителе, отображающие его великие заслуги перед Россией. Изданы книги. Поставлен художественный фильм. В Иркутске поставлен памятник.
В Омске судьбой великой личности, естественно, и давно уже, заинтересовались многие граждане, в том числе и высокие административные начальники. С их подачи, а так же по инициативе местных историков и краеведов, на стене особняка со стороны уже не существующего двора, была установлена и открыта мемориальная доска, напоминающая об адмирале Александре Васильевиче Колчаке.
Бывает такое, что желают « подышать духом истории» некоторые политические функционеры, посещающие «третью столицу», а так же столичные журналисты, богатые предприниматели в сопровождении местных попечителей и знатоков родного края. Что они говорят, думают – народу неизвестно. Молчит особняк, все так же затаившийся в своей тайне и всем своим новым видом как бы укоряет нас за нашу вечную беспечность, недальновидность.

 

< вернуться назад