Омский государственный литературный музей имени Ф.М. Достоевского

 

«Омская правда» № 46-47 от 24 апреля 2009 года

ИСПОВЕДЬ ПОКОЛЕНИЙ
В январе вышла к читателю книга
Сергея Прокопьева
«Монологи от сердца»

С творчеством Сергея Прокопьева я хорошо знаком. Если говорить более точно, наблюдаю за его работой, буквально, с первых рассказов. «Монологи от сердца», как сказано в аннотации, это двенадцатая книга автора. Открывает её С. Прокопьев маленьким предисловием «от автора», в котором он предупреждает своих читателей, а их, я знаю, у него много, что эта книга совсем не такая, как его прежние и пр.

Приношу С. Прокопьеву свои извинения, что начал читать его книгу не с предисловия. По давней привычке, предисловия я читаю (если вообще читаю), то в последнюю очередь. Впечатление от «Монологов от сердца» сложилось совершенно самостоятельно, без подсказки автора. Я не был удивлён или озадачен таким крутым поворотом писателя не только в тематике, стиле, языке, но и в самом мироощущении его, в той новой духовной высоте, которая неожиданно для меня открылась. Я так был поглощен чтением, что не мог больше ни о чём думать. То, что писатель со временем меняется, не такая уж редкость.

Скорее, это закономерность. Жизненный опыт, совершенствование литературной техники, иное, более глубокое осмысление действительности, изменение самой жизни, катастрофическое, если говорить о нашей стране, наконец, возраст писателя, «лета к суровой прозе клонят», – всё это естественный процесс. Он хорошо известен критикам и литературоведам. Они его постоянно применяют при анализе творчества того или иного писателя, ограничив его датами или разделив по периодам.

Возможно, что и я так бы поступил, случись мне стать исследователем творчества С. Прокопьева в полном объёме. Но, честно говоря, эти размышления пришли ко мне в тот момент, когда я решил изложить на бумаге впечатления от новой книги С. Прокопьева. Произошло это в связи с тем, что, прочитав «Монологи от сердца», я, как бы, познакомился с совершенно мне неизвестным писателем, книга которого меня потрясла до глубины души.

Я много лет знал талантливого писателя С. Прокопьева, который писал очень смешные, социально острые рассказы. Писал их мастерски, не боясь самых рискованных сюжетных ситуаций, при этом никогда не впадал в пошлость или смехачество. Тонкое эстетическое чутьё помогало ему, не чураясь приёмов известных авторов юмористического жанра, оставаться при этом оригинальным и самобытным художником.

«Монологи от сердца» явились для меня той Terra incognito, путешествие по которой послужило причиной для самых сильных переживаний, связанных судьбами героев и персонажей. Драматизм и трагизм их жизни воспринимаешь, как безусловную жизненную правду, не сомневаясь при этом, что имеешь дело с художественной правдой, пропущенной сквозь сердце глубоко чувствующего писателя.

Большие книги, оставляющие след в душе читателя, не только значительны по содержанию, они всегда открытие. Будь то новый характер, ещё не узнанный, духовно не освоенный современниками, или встреча с Богом, в поисках с которой всегда находится человек. Её жаждут праведник и грешник. Ведь, именно, Бог есть та мера любви, на которую каждый из нас хотел бы быть способным.

На неё способно большинство героев книги С. Прокопьева. При этом автор не впадает в сентиментальность, и с мужественной объективностью пишет не только о высоком, но и о низком в своих персонажах, об их слабостях и грехах. Больших и малых.

Особенность «Монологов от сердца» заключается в том, что автор истории своих героев не камуфлирует повествованием от первого лица, добиваясь, таким образом, достоверности, он, полностью доверяя им самим рассказывать о себе, использует при этом не только прямую, но и несобственно-прямую речь. Это позволяет ему, почти не применяя известных беллетристических приёмов, предельно экономно используя художественные средства, добиваться глубины и правдивости. Однако предельная открытость, искренность литературных героев, рассказывающих о вещах самых интимных, порой приземлённых, даже аморальных не мешает С. Прокопьеву выражать вполне определённое авторское отношение к ним.

В своём предисловии автор пишет, что одна из самых трагических проникновенных повестей «Крест для родителей» родилась из долгих телефонных разговоров с харбинкой Марией Николаевной Тепляковой: «В течение двух лет мы время от времени, звонили друг другу, я слушал, слушал…»

Простим С.Прокопьеву излишнюю скромность, попытку убедить нас в том, что книга, которую мы с таким увлечением и сочувствием прочитали, не плод огромной духовной работы, не удивительный сплав волшебного вымысла, таланта, взыскательной работы над словом, а лишь механический процесс, запись чужих воспоминаний и мыслей. «Монологи от сердца» – так красиво и точно назвал свою книгу С.Прокопьев, но жанры отдельных её частей определил как повести, монологи, рассказы. Это, безусловно, его воля. Но у меня создалось впечатление, что это совсем не сборник, а единая цельная книга. Исповедь нескольких поколений русских людей, которые трудно жили, любили, страдали. Умели отважно воевать, когда это надо было Родине. Поднимались до высокого подвига, свято берегли память о родителях. В самых трудных, безнадёжных, трагических обстоятельствах сумели сохранить в душе Бога, а, значит, не поступались высоким званием – Человек.

В своей статье я сознательно старался обходиться без цитат. «Монологи от сердца» не надо цитировать, их надо читать целиком, в полном объёме, наедине с собой. Но не могу не назвать нескольких частей этой глубокой и честной книги: «90-й псалом», «Сон Пресвятой Богородицы», «Крест для родителей», «Крещается раб Божий», «Везучий», «Нежеланная», «Ципа и Дина», «Мама-мачеха».

Валерий МУРЗАКОВ,
член Союза писателей России,
заслуженный работник культуры Р.Ф.

 

< вернуться назад