Омский государственный литературный музей имени Ф.М. Достоевского

 

Материалы научно – практической конференции “Литературное наследие Сибири”.

"РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ В СИБИРСКОЙ ССЫЛКЕ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В РАЗВИТИИ ЛИТЕРАТУРЫ СИБИРИ ( XVI- XVIII вв.)" - Дроздов В.Н. - доктор медицинских наук, профессор медицинской академии, заслуженный деятель науки РФ, член Союза писателей России. 

Ссылки в Сибирь широко использовались с начала русской колонизации еще в XVI веке. Основные законоположения, регламентирующие ссылку, определяли обязанности, права, отношения с властями, полицией, населением и между ссыльными, были записаны в огромном количестве инструкций и распоряжений, приравненных к закону, иногда взаимоисключающих друг друга. Впервые закон о ссыльных «Устав о ссыльных» был разработан иркутским губернатором М.М.Сперанским в 1822 гг., и им же редактирован уже позже. Этот устав привел в порядок закон о ссылке и явился составной частью широкой компании государственных преобразований в Сибири, проводимых П.А.Столыпиным в Х IХ-ХХ вв.

Первым ссыльным в Сибирь был Углический вечевой колокол, возвестивший об убийстве малолетнего царевича Дмитрия в Угличе в 1593 году. Борис Годунов был беспощаден с колоколом, жестоко с ним расправился – велел сбросить с колокольни, подвергнуть экзекуции (у него вырвали язык, отрезали ухо, нещадно пороли плетьми) за то, что он своим набатом призывал граждан к возмущению. Весил колокол 19 пудов 20 фунтов и его волоком тянули 500 провинившихся жителей Углича, потом их определили на жительство в Пелым. Ссылка колокола продолжалась 300 лет, и только в 1892 году его возвратили в Углич и как заметил наш знаменитый сибиряк, написавший «Историческое обозрение Сибири», друг М. Сперанского, историк и поэт П.А. Словцов, этот колокол оказался «первым и неумирающим ссыльным, предвозвестив будущую судьбу страны», которая потом была названа «страна исправительница».

Одним из первых людей, сосланных на «исправление «через Сибирь» был славянский (одни историки считают, что он серб, другие – хорват) Юрий Крижанич, писатель и ученый, приехавший в Россию в 1659 году во времена царствования Алексея Михайловича. Юрий Крижанич (1618-1683) родился в Хорватии, окончил Загребскую духовную семинарию, учился в Вене и Болонье. В Риме закончил греческий коллегиум Св. Анастасии. Он полагал, что содружество славянских народов может быть достигнуто под эгидой Русского государства с единой Униатской церковью. В тобольской ссылке находился 15 лет (1661-1676 гг.). Написал книги «Беседа о правительстве» и «По иностранным и русским истокам о России». «Как ни странно, он был обвинен противником православия и целых 15 лет отбывал ссылку в Тобольске. Здесь он собрал обширнейший материал по истории Сибири, ее географии и экономике. Собранные сведения позволили ему написать на латинском языке обстоятельный труд «История Сибири», названный им «Политические думы».

В Тобольске Крижанич встретился с другим ссыльным, талантливым писателем протопопом Аввакумом, автором бессмертного «Жития», самим им написанного. Эти встречи должны были состояться при возвращении Аввакума в Тобольск из Даурской ссылки (1663-1664 гг.). Аввакуму захотелось увидеться с этим человеком. Об этой встрече Крижанич писал: «Аввакум (когда его везли из Даур в Москву) послал за мною и вышел на крыльцо навстречу. Только я хотел на лестницу взойти, как он говорит мне:

– Не подходи, стой там! Признайся, какой ты веры?
– Благослови, отче, – сказал я.
– Не благословляю. Скажи сперва, какой ты веры?
– Отче, честный, – ответил я. – Я верил во все, во что верует святая апостольская, соборная церковь, и иерейское благословение почту за честь. И прошу эту честь оказать мне. Я готов сказать о своей вере архиерею, но не первому встречному, и к тому же еще сомнительной веры…». Разговор Аввакума с Крижаничем дальше не состоялся и на религиозной почве оба стали врагами друг другу.

Несколько слов о «Житии» протопопа Аввакума. Оно было написано уже после его возвращения из сибирской ссылки в 1672-1675 гг. в Пустозерске, в земляном срубе, где и погиб он (сожжен) за «великие на царский двор хулы».

До нас дошло несколько десятков его сочинений, в основном поучительного характера, но чрезвычайно разнообразных жанров: беседа, толкование, послания и записки, повести, в том числе и изумительное «О трех исповедальницах слово плачевное» – своеобразное житие-некролог боярыне Морозовой.

Консервативный во многих пунктах своей идеологии, протопоп в то же время был смелым новатором в литературе. Великолепный язык его произведений не раз служил предметом восхищения И. Тургенева, Л. Толстого, М. Горького, а Ф. Достоевский полагал, что никакой иностранный перевод не в состоянии передать самобытную речь «Жития» протопопа Аввакума Петрова.

Во время позднего феодализма и начального развития капитализма ( XVI- XVII вв.) Тобольск, столица огромного края, простирающегося в просторах Западной, Восточной Сибири и Северного Казахстана был центром культуры на этой территории. Здесь зародилось сибирское книгопечатание, и стали издаваться литературные журналы. Это был в основном, круг «любителей словесности», публиковавших стихи, прозу, публицистику, переводы и т.д. И, прежде всего, следует сказать о журналах «Иртыш, превращающийся в Иппокрену» и «Библиотека ученая, экономическая, нравоучительная, историческая и увлекательная в пользу и удовольствие всякого знания читателей», издававшиеся П. Сумароковым.

С просветительской точки зрения это было наивысшей целью, оказанной редакциями обоих журналов и особенно П. Сумароковым, издателем «Библиотеки». Основные просветительские и воспитательные функции, главным образом, касались трех сторон: «ученых», «нравоучительных», «исторических», публиковались «избранные мысли славнейших писателей» и т.п.

Бесценный вклад в изучение Сибири внес выдающийся русский писатель, крупный философ-материалист и просветитель-демократ Александр Николаевич Радищев, создавший самую революционную книгу XVIII столетия в России «Путешествие из Петербурга в Москву».

30 июня 1790 года А.Н. Радищев был арестован и препровожден в Петропавловскую крепость. Через полтора месяца сенат приговорил «за склонение к возмущению крестьян противу помещиков, войск противу начальства Александра Радищева казнить смертью… посредством отсечения головы». Но царица Екатерина II повелела заменить смертную казнь ссылкой «на десятилетнее безысходное пребывание» в Илимском остроге.

В Тобольск он был доставлен в конце декабря. Жил здесь в течение полугода и хорошо познал сибирское гостеприимство. В начале марта 1791 г. к нему приехала Елизавета Васильевна Рубановская, сестра умершей жены Радищева с двумя его детьми, и здесь навсегда связала с ним судьбу, став его женой и родив ему трех детей.

Полгода пробыл в Тобольске А.Н. Радищев, он надеялся только на продолжение литературной деятельности и публикацию своих произведений. С сентября 1789 г. в Тобольске в типографии купца I-й гильдии и бумажного фабриканта В.Я. Корнильева (деда Д.И. Менделеева) стал печататься журнал «Иртыш, превращающийся в Иппокрену». Но ни в письмах, ни в трактате «Описание Тобольского наместничества» он не упоминает о тобольской печати. Только в одной конспективной записке (без даты) имеется следующее содержание: «Типография. Кожевни. Кирпичные заводы. Образ из Абалака. Аптекарский сад… Пушкин ставит свечку… Сосланные. Монастыри Ивановский, Абалак». Как расшифровывает эту заметку наш современник и исследователь- литературовед В.Утков, Радищев совершил прогулку в известные монастыри перед отъездом из Тобольска в илимскую ссылку. С ним совершил эту прогулку упомянутый Пушкин.

Николай Алексеевич Пушкин – гвардейский офицер был приговорен по официальной версии в подделке штемпелей и ассигнаций к смертной казни, замененной потом ссылкой в Сибирь. За ним последовала в ссылку его жена, урожденная княгиня Волконская.

Среди других ссыльных сопровождать Радищева мог Панкратий Сумароков. Он был лишен чинов и дворянства и сослан в Сибирь за искусно нарисованную в шутку сторублевую ассигнацию, которую без его ведома сбыли купцу. Вместе с П.П. Сумароковым в Тобольске жила его сестра Наталья Сумарокова – одна из первых женщин журналисток. В Тобольске Радищев мог встречаться и с поэтом Николаем Семеновичем Смирновым, постоянным сотрудником «Иртыша». Летом 1785 г. Смирнов по приказу Екатерины II был сдан в состоящие в Тобольске воинские команды солдатом. И.С. Смирнов был сыном крепостного, однако получил хорошее домашнее образование, но продолжать его дальше не смог и пытался бежать за границу, чтобы поступить в университет. Он был схвачен и посажен в тюрьму, а затем отдан в солдаты. Существует предположение, что историю Смирнова А.Н. Радищев описал в главе «Городня» своего «Путешествия из Петербурга в Москву».

Очевидно, был связан А.Н. Радищев и с И.И. Бахтиным. Он не должен был быть неизвестным Радищеву. В биографии Радищева, написанной его сыном Павлом, Бахтин был указан в числе людей, с которыми мог встречаться Александр Николаевич в Тобольске. Яркая и своеобразная фигура тобольского прокурора Ивана Ивановича Бахтина не могла пройти мимо Радищева. Его эпиграммы и оды, напечатанные в «Иртыше» выделялись антикрепостнической направленностью. Здесь же печатались его переводы «Отрывков из разговора господина Вольтера о человеке». Не исключено, что ответ господина Радищева во время проезда его через Тобольск любопытствующему узнать о нем: «Ты хочешь знать кто я? что я? куда я еду? – Я тот же, что и был и буду весь мой век: Не скот, не дерево, не раб, но человек!» – обращен к И.И.Бахтину.

Сразу же после отправки из Тобольска Радищев продолжает дорожный дневник. И снова он пишет о нищете и бедности населения: «Народ в Сибири приветлив. Беден. Ходит в лохмотьях… От Канского до Удинска все мужики бедны, живут худо, промыслов мало и хлеб родится худо».

По прибытии в Иркутск 14 октября 1791 года Радищев пишет, что познакомился он здесь с Г.И. Шелеховым, купцом, который только что вернулся из Охотска, где встречал свои суда, вернувшиеся из Америки.

В первые годы илимской ссылки Радищев проводил длинные дни в обучении детей, занятиях химией, экономикой Сибири, этнографией. В Илимске А.Н. Радищев обучал не только своих детей, но и ребят илимских жителей. Основой обучения он считал наглядность, физическое воспитание, практическую применимость знаний.

17 февраля 1792 года А.Н. Радищев пишет, что «к моим обычным занятиям присоединилось еще одно, зачастую тяжелое, но утешительное в своей основе… Я сделался здешним лекарем и хирургом». Александр Николаевич Радищев первым в Сибири начал делать прививки против оспы. В биографии Радищева, написанной его сыном, сообщается: «Он сам прививал оспу своим детям, рожденным в Сибири, и детям илимских жителей».

В сентябре 1794 года Радищев совершил путешествие до устья реки Илима. Эта поездка дала ему обширный исторический материал. Обработав тобольские материалы из архива, народные песни и предания, полученные в результате путешествия, он заканчивает в конце года замечательное произведение «Слово о Ермаке», в котором подробно описывает поход Ермака и его сподвижников, историю сибирских племен.

В ноябре 1796 года скончалась Екатерина II. Вступивший на престол император Павел I, люто ненавидевший свою мать, после ее смерти отменяет ее решения. 23 ноября он «всемилостивейше» повелевает: «Находящегося в Илимске на житии Александра Радищева оттуда освободить, а жить ему в своих деревнях, предписав начальнику губернии, где он пребывание иметь будет, чтобы наблюдение было за его поведением и перепискою».

В обратный путь А.Н. Радищев ехал через Братск, минуя Иркутск. Снова он ведет «Дневник путешествия из Сибири». Уже первые страницы его полны негодованием о самоуправстве и злоупотреблении царских чиновников и местной администрации. Они более обличительны, чем в «записках» Радищева по пути в Сибирь.

Хорошо изучив Сибирь, А.Н. Радищев предвидел, какие огромные богатства она таит в себе, и писал о ней: «Что за богатый край сия Сибирь, что за мощный край! Потребны еще века, но когда она будет заселена, она предназначена играть большую роль в анналах мира». В дневнике путешествия Радищева из Сибири даются подробные характеристики тех мест, где он останавливался, в том числе и по Омской области.

14 марта 1797 года он остановился в Таре. Здесь встретился с начальником Охотского порта поручиком В.Ф. Ловцовым. В Таре Александр Николаевич задержался на 12 дней вследствие бездорожья и болезни жены. О пребывании Радищева в Таре И.М. Борн, поэт, современник А.Н. Радищева, посетив Сибирь, писал: «Радищев с горестью расстался с илимскими жителями; на возвратном своем пути он остался везде в памяти».