Омский государственный литературный музей имени Ф.М. Достоевского

 

Материалы научно – практической конференции “Литературное наследие Сибири”.

"СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ ПРОТОИЕРЕЯ ОМСКОГО ВОСКРЕСЕНСКОГО СОБОРА ДМИТРИЯ ПОНОМАРЁВА – ДУХОВНИКА Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО" -
А. М. Лосунов - омский историк-краевед, преподаватель Негосударственного учебного учреждения «Славянская школа во имя Святых Равноапостольных Кирилла и Мефодия».

Историческое прошлое антропологично, как в контексте общероссийской, так и региональной истории. Культивируемый в советское время «социологизаторский» подход обезличивал прошлое дореволюционной России, превращая историю в поле действия неких безличных социальных сил, всецело господствующих над человеческими судьбами.[1] Более того, изучение ряда сословий и социальных групп Императорской России носило, как правило, исключительно идейно-политическую окраску. Ряд тем, которые по своему теоретическому и фактическому многообразию не вписывались в господствующий тогда «политический трафарет» были признаны малоперспективными и недиссертабельными. К таковым, на наш взгляд, следует отнести и биографическую персонализацию западно-сибирского духовенства. Если о «Житии» и «Деяниях» тобольских и омских Архиереев мы на сегодняшний день имеем достаточно полную информацию,[2] то о простых служителях Алтаря она выглядит куда скромнее. Немногословные данные о священниках ХХ века, служивших в Омской епархии содержатся в справочнике И.С. Голошубина.[3] А вот о представителях омского духовенства XIX в., за редким исключением (в лице С.Я. Знаменского и А.И. Сулоцкого), сведения в научно-исследовательской и справочной литературе отсутствуют вовсе. Ввиду этого заявленная тема автору представляется весьма актуальной. Отсюда задачи данной статьи сводятся к двум моментам: 1) сбор, анализ, систематизация и ввод в научный оборот наиболее полных биографических сведений о протоиерее Омского Воскресенского собора Дмитрии Пономарёве; 2) на основе его биографических данных попытаться выявить те характерные черты, которые были присущи западно-сибирскому духовенству в целом, и омскому в частности в первой половине XIX в. В различное время о Д.С. Пономарёве писали А.И. Сулоцкий,[4] М.М. Громыко,[5] А.Э. Лейфер[6] и др. За исключением работ первого автора, в двух других об отце протоиерее имеются лишь краткие сведения. Впервые более или менее подробная биографическая справка о Д.С. Пономарёве, правда в несколько сокращённом виде была помещена автором этих строк в издании «Омский некрополь».[7]В данной же статье, опубликованный ранее материал переработан и дополнен. Без всякого преувеличения и самовосхваления в свой адрес, осмелюсь заявить, что на сегодняшний день это, пожалуй, наиболее полная биография омского протоиерея Д.С. Пономарёва. Мы весьма признательны д.ф. н., профессору ОмГУ им. Ф.М. Достоевского Е.А. Акелькиной, за те ценные замечания, которые были высказаны ею автору сих строк в ходе выступления последнего с докладом на областной научно-практической конференции «Литературное наследие Сибири».

Как известно, имея греческое происхождение, слово «биография» дословно означает жизнеописание. Биографией называется связанное и последовательное изложение событий жизни какого-нибудь лица от рождения до смерти.[8] Не ограничиваясь простым изложением внешних фактов жизни, биограф ставит себе целью возможно полнее изобразить духовный облик данного лица во всех его проявлениях. По определению выдающегося английского мыслителя и историка Т. Карлейля, задача биографа состоит в том, чтобы “нарисовать верную картину человеческого земного странствования”. Вот почему каждый биограф, так или иначе, ставит своей целью, насколько это возможно, наиболее полнее изобразить духовный облик описываемого им лица во всех его проявлениях. Источниками же для составления биографий служат дневники, семейные архивы, записки, воспоминания, письма, автобиографии, некрологи, портреты т.п. Любая биография составляется или на основании проведённого исследования, с привлечением вышеупомянутых нами источников, или на основании личного знакомства автора с интересующим его лицом. В первом случае биография приближается к истории, во втором - к историческим запискам. Биография имеет чрезвычайно важное значение для целого ряда научных дисциплин, имеющих то или иное отношение к человеческой личности — истории, психологии, педагогики, философии, социологии и т.д., поэтому неслучайно в последнее время в научной среде ведутся разговоры о признании специальной научной дисциплины - биографики. Принято различать следующие виды биографий: автобиография - биография в которой автор излагает собственную жизнь, при этом он берет на себя задачу представить ход своего собственного развития и, таким образом, по сути своей выступает собственным историком самого себя. Следует отметить, что для выполнения такой задачи необходима высокая степень самопознания и чистосердечия со стороны пишущего, житие - жизнеописание праведной жизни Святых, некролог - поверхностный очерк, обозначающий время рождения и дату смерти, а также перечисляющий крупнейшие события из жизни покойного, curriculum vitae - даёт нам голый перечень главнейших внешних фактов из жизни того или иного лица, и наконец, характеристика (страницы жизни) - выборка из биографии только некоторых характерных черт из жизни и деятельности какого-либо лица. Именно эта, последняя разновидность биографии, дополненная элементами жития, и будет присутствовать в нашем дальнейшем повествовании.

Настоятель градо-Омского Воскресенского собора, протоиерей Дмитрий Семёнович Пономарёв родился в 1796 году в семье священника. Образование, судя по всему, он получил в Тобольской Духовной Семинарии, которую окончил по первому разряду. Служение Богу молодой Дмитрий начал диаконом сначала в градо-Тобольской Крестовоздвиженской церкви (с 13.02.1821 г.), а затем продолжил его в Тобольском Софийском Соборе (с 27.07.1823 г.), где и был посвящён Архиепископом Тобольским и Сибирским Евгением (Казанцевым) во иереи (26.09.1826 г.).[9] После возведения в сан протоиерея (29.10.1833 г.) он переезжает в Петропавловск, где в течение почти трёх лет являлся настоятелем градо-Петропавловской церкви, а также первоприсутствующим в Духовном Правлении и благочинным городских и линейных церквей.

 

Наряду с пастырской деятельностью Его Высокопреподобие много трудов и сил положил на ниве духовного просвещения. Свою педагогическую деятельность отец Дмитрий начал в Тобольском духовном училище, где год преподавал вначале в 1 классе (с 4.09.1821г. по 7.09.1822 г.), а затем в течение четырёх лет среди старших воспитанников (с 9.08.1823 г. по 3.09. 1827 г.). Круг читаемых им предметов был весьма широким и включал в себя греческий язык, катехизис, священную историю и нотное пение. Вскоре он был переведён в Тобольскую Духовную Семинарию, в которой вплоть до своего отъезда в Петропавловск исправлял должность эконома (с 1827 г. по 1833 г.), а также год преподавал греческий язык (с 3.04. по 29.10 1828 г.). Уже живя в г. Петропавловске отец Дмитрий более года преподавал Закон Божий в полубатальоне военных кантонистов (с 24.01. 1835 г. по 15.04.1836 г.). Не оставил своей педагогической деятельности протоиерей Пономарёв и с переводом его в Омск, а лишь с большим рвением и усердием стал нести Свет Православного учения в народ. Он является бессменным законоучителем в Омском батальоне военных кантонистов (с 15.09.1836 г. по 23.10.1853 г.). Именно благодаря его ненавязчивым, полным душевности и православного миросозерцания урокам, часть кантонистов, евреев по происхождению, приняла православие. Известный историк Сибирской церкви, тоже протоиерей А.И. Сулоцкий, лично знавший отца Димитрия, вспоминал о нём как о человеке «умном, добром, ласковом, бескорыстном», умевшем «наставлять не понимающего, вразумлять заблудившегося и учить добру согрешающего».[10]

Много сил и энергии отец Дмитрий потратил при открытии в Омске в 1838 году Духовных училищ, в которых на протяжении целого ряда лет он являлся бессменным смотрителем. При просмотре «Послужного списка» невольно бросается в глаза то обстоятельство, что именно за отличное и усердное преподавание протоиерей Д. Пономарёв имел неоднократное денежное поощрение (200 руб. ассигнациями – в 1838 г., 500 руб. ассигнациями - в 1839 г., 125 руб. серебром - в 1843 г.), благодарность и даже получил наперсный крест (25.04.1848 г.).

Во время службы в Омске, отцу Протоиерею, помимо прямых обязанностей настоятеля одного из городских храмов, пришлось нести церковное послушание в качестве благочинного (с 15.04.1836 г. по 1.06.1843 г.) 3-х городских и 9-ти окружных церквей, а также в качестве первоприсутствующего в Духовном Правлении. Заметим, что при исполнении им второй должности, очень, как нельзя кстати, пригодился опыт полученный им в Тобольской Духовной Консистории, членом которой он состоял в течение четырёх лет (с 22.10. 1829 г. по 13.11.1833 г.). Состоял он, в качестве члена, и в окружном Оспенном комитете (с 12.06.1836 г.). Однако, исправление им этих многочисленных обязанностей, никаким образом, отрицательно не отразилось на жизни Воскресенского прихода, духовно им окормляемым. За восемь лет (с 1840 по 1848 г.г.) численность прихожан увеличилась на 72 человека. Цифра вроде бы небольшая, но при этом следует помнить, что в городе открывались новые храмы. К открытию и освящению трёх из них протоиерей Дмитрий Пономарёв имел непосредственное отношение. Так, например, 26-27 мая 1840 г., он, вместе с городскими и сельскими священниками освящает два придела вновь возведённой Никольской казачьей церкви,[11] а 16 сентября 1843 г. участвует в чине освящения главного престола этого храма.[12]4 июня 1848 г. на территории госпиталя им был освящён храм во имя иконы «Всех Скорбящих Радость», а 5 декабря того же года Николаевская церковь при Сибирском кадетском корпусе. Причём вторая из них была сразу же приписана к крепостной Соборо-Воскресенской церкви.[13]

Не обходил своим вниманием отец Дмитрий и чисто хозяйственные вопросы. Так, например, именно с его подачи было возбуждено ходатайство о капитальном ремонте Омского Воскресенского собора. Мысль эта впоследствии всё же была воплощена в жизнь. Не следует также забывать, что именно его трудами было положено начало и соборной библиотеке. В течение ряда лет, либо по его благословлению, либо непосредственно им самим, в ответ на запросы Тобольской Духовной Консистории составлялись и посылались многочисленные заказы на вновь вышедшие книжные новинки. Следует учитывать, что книги тогда были весьма дорогим удовольствием, поэтому многие из действующих в то время омских церквей от выписки их, как правило, отказывались, однако с Воскресенской крепостной церковью это случалось крайне редко. Приобретение книг, помимо их дороговизны, сопровождалось иногда просто невыполнением заказа. Дело в том, что столичные книготорговцы в этом отношении были не всегда добросовестными. И вот такая нелицеприятная ситуация произошла и с протоиереем Пономарёвым. В июле 1852 г. он доносил Епархиальному начальству, что ещё в феврале 1850 г. заказал книгу А. Терещенко «Быт русского народа» (Спб., 1847- 1848 г.г.), послал деньги, но так и не получил что называется «ни денег, ни товару».

Отчасти его пастырские обязанности, а отчасти увлечение собиранием литературы и книжным чтением свели его с находящимися на каторжных работах двумя известными людьми. В пастырские обязанности отца Дмитрия входило посещение арестантов Омского каторжного острога. Вот почему именно ему в числе первых довелось общаться с Ф.М. Достоевским и С.Ф. Дуровым в период их омского заточения. Более того, Фёдор Михайлович в одной из бесед просил отца протоиерея, являвшегося для многих каторжан их духовным отцом, достать ему для прочтения «Историю и Древности Иудейские» Иосифа Флавия.[14] Вслед за А.И. Сулоцким мы склонны так же полагать, что протоиерей Дмитрий Пономарёв был духовником Ф.М. Достоевского во время пребывания писателя в Омском остроге. Нам могут возразить, что духовный отец есть нечто большее, чем священник, принимающий исповедь и отпускающий грехи. Для того чтобы определиться в понятии «духовника» давайте обратимся к соответствующей литературе. Один из дореволюционных «Словарей» так объясняет данное понятие: «Духовник - священнослужитель (не ниже священника) принимающий исповедь кающегося и разрешающий последнему его грехи».[15] Согласно церковному праву обыкновенными совершителями исповеди являются священники. Практика же Греческой и Русской Православной церкви в этом вопросе расходится. В Греческой церкви исповедь принимают особые священники из монашествующих, благословленные на это архиереем. К ним обычно на исповедь являются как духовенство, так и прихожане. В нашей же церкви этот обычай имеет значение исключительно для священнослужителей. По правилам Русской Православной церкви всякий приходской священник «есть вместе и духовник своих прихожан».[16] Прихожанами же отца Дмитрия были в том числе и лица, заключённые в Омский острог. Их он исповедовал, им отпускал грехи и их же причащал. Никто кроме него доступа к осуждённым из городского духовенства не имел. Это видно хотя бы из письма А.И. Сулоцкого к М.А. Фонвизину от 1 февраля 1850 г. Он, в частности, пишет: «…Вы скажете, что мой сан должен дать вход для меня в самые тюрьмы и остроги? Так мы с Иваном Викентьевичем [Ждан-Пушкиным - А.М.Л.] ухватились было за это, но нам ответили, что входить к заключённым имеет право священник только местный, определённый к тому, а этим лицом в Омске отец протопоп [Пономарёв-А.М.Л.]…».[17] В качестве контраргумента, мне могут так же указать на то обстоятельство, что духовник избирается человеком, как правило, один раз и переход от священника к священнику для исповеди Церковь не поощряет. Да, это так! Не поощряет, но и не запрещает! Об этом гласит Указ Св. Синода от 4 февраля 1737 г., который дозволяет мирянам в случае нужды исполнить долг проповеди и не у своего приходского священника.[18] А такая нужда у Ф.М. Достоевского и С.Ф. Дурова была. И, кстати, вызвали её арест и ссылка.

При всей массе присущих ему достоинств один только недостаток водился за протоиереем Дмитрием Пономарёвым. Как всякий русский человек он любил выпить, причём весьма крепко. Частым гостем в доме настоятеля Воскресенского собора был печально известный омский плац-майор В.Г. Кривцов. Вместе с хозяином начальствующий гость чуть ли не каждый день выпивал не по одному ведру сивухи.[19] Визиты эти и возлияния имели для В.Г. Кривцова и свою цель. Плац-майор сватался к священнической дочери Анне.[20] В 1852 г. ей было 27 лет. Она умела читать и писать. В отличие от своих двух братьев Александра и Петра, которые в то время обучались в Тобольской Духовной Семинарии, она жила вместе с родителями, в казённом доме, находящемся на территории второй Омской крепости. Некоторые краеведы склонны считать, что это здание, сохранившееся поныне под № 7по ул. Спартаковской. Однако это не совсем так. Действительно, здание нынешнего Омского гарнизонного военного суда в XIX в. занимали протоиерей и Духовное Правление, но оно было построено в период с 1855 по 1857г.г.,[21] т.е. уже после кончины отца Дмитрия Пономарёва. А первым кто обосновался здесь, был его преемник, протоиерей С.Я. Знаменский. Работа с картографическими материалами середины XIX в. позволяет нам предположить, что семья настоятеля Воскресенского собора занимала другой дом, который находился ближе к Собору и до настоящего времени не сохранился. Сама попадья Анастасия Кузьминична была младше своего супруга на 2 года. Вместе со своей дочерью, засидевшейся в девках, занималась домоводством. А все заботы и хлопоты по содержанию семейства тяжким бременем легли на плечи Протоиерея. Жалованье он получал посредственное. С 1840 по 1848 г.г. 300 руб. ассигнациями в год, а с 1848 по 1852 г.г. – 85 руб. 71 коп. серебром. Забегая несколько вперёд, отметим, что после кончины протоиерея Д. Пономарёва его семье выплачивалась пенсия в размере 26 руб. 36 ? коп. Деньги получал его сын - Александр Пономарёв, поскольку вдова умершего была неграмотна и не могла расписаться в «Ведомости».[22] А в 1876 г. Анна, сиротствующая к тому времени дочь протоиерея Дмитрия Пономарёва, была на попечении своего брата Петра, который служил в Никольской казачьей церкви.[23]

За беспорочное и усердное служение Богу отец Дмитрий был удостоен следующих наград: набедренника (17.12.1830 г.), фиолетовой скуфьи (14.04.1836 г.), фиолетовой камилавки ( 26.04.1841 г.), ордена Св. Анны 3-й степени ( 21.04.1851 г.).

Казалось, ничего не предвещало скорого конца. Болезнь подкралась быстро и незаметно летом 1853 г. 23 октября того же года на 57 году жизни завершил свой земной путь протоиерей Дмитрий Пономарёв. Причиной смерти явилась тифозная горячка. Отходившего в мир иной священнослужителя исповедовал и причащал настоятель Пророко-Ильинской церкви, благочинный омских церквей, протоиерей Платон Неводчиков.[24]Отпевали почившего в градо-Омском Крепостном Воскресенском храме, возле которого, скорее всего, отца Дмитрия и погребли 26 октября. Эпитафия на его памятнике гласила:

«Сей памятник, тебе поставлен здесь,
Твоей духовною и кровных чад семьёю.
Дай Бог в обители небес,
Достойной встречи им с тобою».

Известный публицист и омский краевед П.А. Золотов в одной из своих корреспонденций писал следующее: «Наш город издавна привык видеть в настоятелях своего Собора как бы викариев Тобольской Епархии. На этом месте преемственно являлись лица, вполне достойные своего назначения.<…>] Глубоко чтя память их, мы должны засвидетельствовать, что каждый из них совершил своё служение вполне достойно своего звания. Равно почтенные и уважаемые иерархами и паствой, они были доблестными представителями православного священства: честная подвижническая жизнь, мудрая беседа, благой совет, теплейшее человеколюбие, отрадное слово и бескорыстие – вот девиз, с которым они совершали своё земное поприще <…>».[25]

В заключение отметим, что протоиерей Омского Воскресенского собора, отец Дмитрий Пономарёв, являлся ярчайшим представителем как западно-сибирского духовенства в целом, так и омского в частности. Анализ его биографии и сопоставление её с жизнеописанием других представителей духовного сословия (к примеру, с «Житиём» омских протоиереев в лице С.Я. Знаменского и А.И. Сулоцкого) позволяет нам выделить черты, которые были присущи для лица, носившего духовный сан в первой половине XIX в. и служившего Господу Богу на территории Западной Сибири. Они сводятся к следующему: 1) принадлежность к духовному сословию и продолжение семейно-сословных традиций посредством выбора для себя пастырской деятельности; 2) ревностное отношение к своим обязанностям; 3) высокий уровень образования; 4)активная миссионерская деятельность; 5) склонность к просвещению.

В целом специфика сибирского духовенства в своё время весьма метко была подмечена И. Завалишиным. В своём труде «Описание Западной Сибири» он в частности писал: «<…> Сибирское белое духовенство несравненно социальнее, образованнее и развязнее. (Дело в том, что в XIX в. в Европейской России существовал разрыв между дворянством и священством, скрытый патологический антагонизм – А. М. Л.). Поскольку в Сибири поместного дворянства не было, то <…> здесь белое духовенство-священник и дьякон с их семействами,- как в городах, так и в сёлах, всегда и при каждом случае находятся в высшем кругу общества; в городе - с местным начальством и купечеством, в деревне - с земскими и заезжими чиновниками. От того они и развязнее, и удобнее принимают обмен идей, и желание знакомиться с тем, что делается «в свете», у них живее. Наконец, к чести сибирского духовенства следует добавить, что оно и в городе, и в селе, живёт всегда прилично, и дома, и за порогом дома, одевается, как следует и занимается своими прямыми обязанностями. Даже церковнослужители сибирские образованнее русских <…>».[26] Таким образом, биографические данные омского протоиерея Дмитрия Пономарёва, изложенные нами здесь, с одной стороны дополняют имеющиеся знания о людях, окружавших и помогавших Ф.М. Достоевскому на омской каторге, а с другой - служат незаменимым исходным и фактологическим материалом для дальнейшей разработки темы по изучению Православного Духовенства Западной Сибири XIX в.

1. Момджян К.Х. Социум. Общество. История.- М., 1994.- С. 102.
2. Тобольская Епархия. В 2–х частях.-Ч.2.Отдел 1. Архипастыри Тобольской епархии.- Омск, 1892; Сулоцкий А.И., протоиерей. Сочинения в трёх томах.- Т.2. О сибирском духовенстве.- Тюмень, 2000; Мануил (Лемешевский), митрополит. Русские православные архиереи с 1893 по 1965 г.г. В 6 т.т. - Куйбышев: (самиздат), 1966; Репринт. - Париж, 1979-1988; Шихатов И.П. Епископы Омские. - Омск, 2004; Суховецкий В., иерей. Краткий обзор истории Омской епархии с момента образования до наших дней. // Марцева Л.М., Новиков С.В. История Русской Православной Церкви: Учебное пособие. - Омск, 2004. - С. 191-202; Жук А.В. Иерархи Омской церкви. Предстоятели Омской епархии Русской Православной церкви. Биографический справочник. – Омск, б/г.
3. Голошубин И.С. Справочная книга Омской епархии.- Омск, 1914.-С. 1081-1226.
4. Сулоцкий А.И., протоиерей. Омский протоиерей Д.С. Пономарёв.// Иркутские епархиальные ведомости. - 1879.- № 15; Он же, Церковные библиотеки Тобольской епархии; библиотека Омского Воскресенского собора. // Сочинения в трёх томах.- Т.1. О сибирском духовенстве. - Тюмень, 2000. - С.343-348; Он же, Библиотеки. // Там же.- С. 349-407.
5. Громыко М.М. Сибирские знакомые и друзья Ф.М. Достоевского. 1850-1854 г.г. – Новосибирск, 1985.
6. Лейфер А.Э. Прошлое в настоящем. Очерки.- Омск, 1984; Он же, «Вокруг Достоевского» и другие очерки. - Омск, 1996.
7. Лосунов А.М. Пономарёв Д.С. // Омский некрополь. Исчезнувшие кладбища. - Омск, 2005. - С. 128-129.
8. Смирновский П. Теория словесности для средних учебных заведений. – М., - Пгд., 1917. - С. 74.
9. ГУ ГАОО. Ф. 40.- Оп. 1.- Д. 22. - Л. 486 Об.
10. Громыко М.М. Сибирские знакомые и друзья Ф.М. Достоевского. 1850-1854 г.г. – Новосибирск, 1985.- С. 19.
11. Лебедева Н.И. Храмы и молитвенные дома Омского Прииртышья. - Омск, 2003.- С. 23.
12. ГУТО ГАТ. Ф. 144.-Оп. 1.-Д.52.-Л. 107 Об.
13. ГУ ГАОО. Ф. 40.- Оп. 1.- Д. 22. - Л. 389 Об.
14. Громыко М.М. Сибирские знакомые и друзья Ф.М. Достоевского. 1850- 1854 г.г. – Новосибирск, 1985.- С. 19.
15. Смирнов В.Полный словарь иностранных слов, вошедших в русский язык, с общедоступным толкованием их значения и употребления. Настольный справочник по всем отраслям знания. - М., 1908. -С.273.
16. Павлов А.С. Курс церковного права. - СПб., 2002. -С.223-224.
17. Лейфер А.Э. «Вокруг Достоевского» и другие очерки.- Омск, 1996. - С. 67.
18. Булгаков С.В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства. - Ч. II . - М., 1993. – Репринт с издания 1913 г. – С. 1054 (примечание).
19. Лейфер А.Э. «Вокруг Достоевского» и другие очерки. - Омск, 1996. - С. 67.
20. Там же, С.69.
21. РГВИА. Ф. 349.- Оп. 27.- Д.Д. 1463,1464,1493.
22. ГУ ГАОО. Ф. 40.- Оп. 1.- Д. 39. - Л. 24 Об.
23. ГУ ГАОО. Ф. 40.- Оп. 1.- Д. 40. - Л. 52 Об.
24. ГУ ГАОО. Ф. 16.- Оп. 2.- Д.165. - Л. 100 Об.
25. Золотов П. Омск. 6 апреля. // Газ. «Сибирь» (г.Иркутск). - 1877. №20. - 15 мая.- С.3.
26. Завалишин И. Описание Западной Сибири. – Т. I . - М., 1862. - С. 82-84.