Омский государственный литературный музей имени Ф.М. Достоевского

 

Достоевский и мировая культура
Сборник материалов
молодежной научно-практической конференции

Ю.А. Глебович

«Карамазовщина» или «карамазовская сила»?

Ф.М. Достоевский считал, что любовь «к конкретной личности», «деятельная любовь», открывает истину бессмертия человека» 1. Но для того, чтобы ощутить такую любовь в душе, необходимо научиться справляться с собственными желаниями, преодолевать «себя в себе». Особенно яркое художественное воплощение эти идеи нашли в романе «Братья Карамазовы».

Любовь - источник духовной радости, наполняющий жизнь смыслом, почти иссяк в душе Федора Павловича. Федор Павлович растрачивает себя на пустое, ненужное, он живет без смысла, без толка. Это «тип человека не только дрянного и развратного, но вместе с тем и бестолкового... Повторю еще: тут не глупость, большинство этих сумасбродов довольно хитро, умно, - а именно бестолковость, да еще какая-то особенная, национальная» 2. Автор подчеркивает: бестолковый здесь не в значении «глупый», а в значении «беспорядочный», «невразумительный». Федора Павловича все больше засасывает трясина греха и соблазна, ведь «соблазн - это сомнение в Спасительных Истинах» 3.

Самолюбие ведет к развитию многих других пороков. Порождением самолюбия является «комплекс малоценности» (определение Н.О. Лосского), а отсюда и желание самоутвердиться. Из-за осознания своего ничтожества Федор Павлович становится «мозгляком» и «приживальщиком».

Желание самоутвердиться, повысить мнение о себе у других вынуждает Федора Павловича делать совершенно невероятные, иногда глупые, иногда жестокие поступки, да и вся жизнь Федора Павловича кажется сцеплением нелепых ошибок, нагромождением событий, она лишена смысла - в ней нет любви и Бога. «Старый шут», такое определение дается Федору Павловичу в одной из глав романа.

Как и всякий себялюбец, Федор Павлович раздвоен, он потерял целостность. «Большая или меньшая степень раздвоения личности присуща всякому себялюбцу» 4. От этого раздвоения и пускается старик Карамазов «во все тяжкие» и с особенной силой в разврат. «Раздвоение порождает разврат, в нем теряется целостность» 5. Целостность возможна лишь тогда, когда человек ощущает в своей душе «любовь к Богу большую, чем к себе, и любовь к другим, равную любви к самому себе». Алеша дает исчерпывающую характеристику отцу: «не злой вы человек, а исковерканный» 6, «Сердце у вас лучше головы» 7.

Дмитрий Карамазов во многом сходен со своим отцом; он такой же «характерный представитель человеческой слабости духа: он любит Бога и Его правду, однако не настолько сильно, чтобы удержаться от соблазнов чувственности, от разгула, от того поведения, которое называется «прожиганием жизни». Но смутное стремление вверх никогда не угасает в нем окончательно» 8. Дмитрий предстает перед нами «в момент глубокого духовного кризиса, религиозного перелома» 9 даже погрязший в грехах и разврате он верит в радость, красоту и свет мира.

Дмитрий «человек хоть и низких желаний, но честный» 10, честный, прежде всего перед самим собой. Голос совести в Дмитрии не заглушен. «Совесть - это дар понимания человеком сообщаемой ему вести о его греховности, вине, духовном Несовершенстве. Она позволяет органически различать добро и зло, помогает сдерживать страсти и своекорыстные устремления» 11.

Но Дмитрий чувствует, что ему не хватит сил начать другую жизнь, потому что ведь «все разом, по-карамазовски» изменить не получится. Ему больше по душе «сидеть и чуда ждать» 12.

Большое значение имеет сон Мити. Это поворотный пункт во всей дальнейшей его судьбе. «Дите, явившееся ему откровением и сновидением, подвигает Дмитрия Карамазова к духовному обновлению. Начиная возрождаться к новой жизни, Митя повторяет линию судьбы старика Зосимы и «таинственного посетителя» 13. За то время, что проведет Митя в облезлых стенах острога, в нем воскреснет новый человек. А главное, придет та великая мудрость жизни, о которой говорил старец Зосима: «все за всех виноваты».

Самый сложный образ в романе «Братья Карамазовы» - Иван. «Иван - загадка», говорит о нем Алеша. Но загадка он не только для Алеши, но и для самого себя. Из всех братьев больше всего на отца похож именно Иван. Это отмечает и Смердяков: «Вы, как Федор Павлович, наиболее-с, изо всех детей наиболее на него вышли, с одною с ними душой-с» 14. Так же как и отец, Иван страдает от самолюбия, уязвленного еще с детства. Иван, безусловно, наделен необыкновенно глубокой натурой. Вечные вопросы о существовании Бога и бессмертии беспокоят Ивана гораздо больше, чем отца. Долго и мучительно пытается Иван найти ответ на эти вечные вопросы. Ответ он ищет в замкнутом пространстве собственного рассудка. Но действительность высшую невозможно постигнуть «ни умственным, ни физическим оком» 15. Она лежит за пределами категорий ума и физического мира.

Иван и хотел бы воскликнуть «Прав, ты, Господи, открылись пути твои», но его ум земной, «с понятием лишь о трех измерениях» препятствует этому. «Не тебя я хочу развратить и сдвинуть с твоего устоя, я, может быть, себя хотел бы исцелить тобою, улыбнулся вдруг Иван, совсем как маленький кроткий мальчик» 16.

Ивана восхищает твердость Алеши: «Я таких твердых люблю, на чем бы они не стояли» 17. Сам он осознает, что такой твердости нет в его сердце и, может быть, никогда не будет. Но Иван все-таки не старик Карамазов. Он не сможет «стоять на сладострастии своем как на камне, хотя после тридцати-то лет, правда, и не на чем, пожалуй, стать, кроме как на этом» 18. Остается один выход - «кубок об пол».

Ивану нужно возмездие, простить все и за всех он не может. У него, кроме того, огромная гордыня. Очень важным моментом в понимании образа Ивана являются его двойники — Смердяков и черт - «это воплощенные худшие желания и чувства, которые отделились и живут своей жизнью» 19. Таким образом, борьба с «карамазовской скверной» - это борьба не внутри Ивана, а с «воплощенным ее проявлением» 20. Черт скажет Ивану мудрые слова: «Но для жизни мало одной «осанны», надо, чтобы «осанна»-то эта переходила через горнило сомнений» 21. Большие сомнения, чем у Ивана, трудно представить, но от этого «осанна» будет пропета прочувственней.

Самый светлый, самый чистый образ из всех созданных Ф.М. Достоевским - образ Алеши Карамазова. Весь роман «Братья Карамазовы» задумывался как жизнеописание Алексея Федоровича, о чем сказано еще в предисловии. Всеобщая любовь, кроткий смиренный лик, способность к учению, наконец, решение уйти в монастырь, - все это сближает Алешу с житийными героями.

Но Алеша все-таки Карамазов. «Я то же самое, что и ты, - говорит Алеша Дмитрию. - Все одни и те же ступеньки. Я на самой низшей, а ты вверху, где-нибудь на тринадцатой» 22. Алеша «до многого прикоснулся» 23, многое в себе преодолел и именно поэтому обрел силу, и твердость, и свободу духа. Алеша прекрасно понимает людей, слабых, грешных, таких же, как и он сам. Алеша никого не судит, понимая, «что и он сам такой же точно преступник, как и стоящий перед ним, и что он-то за преступление стоящего перед ним, может, прежде всех и виноват» 24.

Свет, доброта, любовь ко всем людям и ко всему миру, умение все простить, терпение - все это во многом результат постоянной внутренней работы по преодолению «карамазовских искусов».

Алеша обладает «исцеляющей силой личности», по определению Б.Н.Тарасова 25. Алеша изо всех сил пытается помочь всем, кто в нем нуждается. Больше всех он нужен своим братьям. «Брат!» - так часто обращается Алеша к Мите и Ивану, как будто пытается напомнить о великом их единении. «Будьте братьями, будет и братство» 26.

Алеша, по мысли Достоевского, - идеал, который каждый человек может достичь, ведь Алеша - обычный человек, и в его душе насекомое живет и в крови бури родит» 27. Но Алеша руководствуется образом Христовым, поэтому ведет себя так, как бы повел себя Христос.

________________________


1 Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М.,1994. С. 131.
2 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений: В 30 т. Т. 14. Братья Карамазовы. Л. , 1972. С. 7.
3 Азбука христианства. Словарь-справочник. М., 1997. С. 225.
4 Лосский Н.О. Указ. соч. С. 354.
5 Бердяев Н. Миросозерцание Достоевского. М., 2001. С. 90.
6 Достоевский Ф.М. Указ. соч. С. 158.
7 Там же. С. 124.
8 Лосский Н.О. Указ. соч. С. 173.
9 Бердяев Н. Указ. соч. С. 42.
10 Достоевский Ф.М. Указ. соч. С. 102.
11 Кантор В. К. «Братья Карамазовы» Ф. Достоевского. М., 1983. С. 33.
12 Достоевский Ф.М. Указ. соч. С. 112.
13 Тарасов Б.Н. Закон «я» и «закон любви». М., 1991. С. 233.
14 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 15. Братья Карамазовы. С. 68.
15 Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцание и умозрение. М., 1994. С. 13.
16 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 14. Братья Карамазовы. С. 215.
17 Там же. С. 209.
18 Там же. С. 210.
19 Кантор В.К. Указ. соч. С. 51.
20 Там же. С. 52.
21 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 15. Братья Карамазовы. С. 77.
22 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 14. Братья Карамазовы. С. 101.
23 Там же. С. 362.
24 Там же. С. 291.
25 Тарасов Б.Н. Непрочитанный Чаадаев, неуслышанный Достоевский. М., 1999. С. 125.
26 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 15. Братья Карамазовы. С. 244.
27 Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений… Т. 14. Братья Карамазовы. С. 100.